Берег. Территория любви. Глава 4

Несмотря на позднее время в операционной было светло как днем. После непрерывной череды операций, в блоке стоял характерный запах крови, эфира и спирта. Эдвард тер кожу с таким остервенением, будто хотел содрать ее с себя. Много раненных сегодня прошло через его руки, но последнего парнишку он не смог спасти. Темные пятна крови на зеленой форме смотрелись бестактным напоминанием о его поражении в схватке с костлявой. За его спиной на высоком столе все еще лежало то, что еще пару часов дышало, надеялось, возможно любило. Теперь же на сером лице застыла маска вечного покоя и безразличия ко всему, что осталось на земле. Двери раздвинулись, и в операционную два крепких санитара втолкнули каталку. Эдвард оглянулся на тело, накрытое простыней, и посмотрел на себя в маленькое зеркало над раковиной. Из глубокой тени глазниц на него смотрел уставший, но по-прежнему пытливый взгляд. 

— Тебе нехорошо, Эдвард? Неужели до сих пор переживаешь? — Виктор весь день провел за соседним операционным столом, и тоже выглядел не лучшим образом. 

— Не переживаю, скорее не могу смириться с тем, когда умирают молодые. 

— Пойдем-ка в ординаторскую и тяпнем по коньячку.

— Пойдем.

В лифте ехали молча, не было сил даже поднять головы. После первой стопки, когда янтарный, благородный напиток согрел небо и мягко пролился в глотку, туман в мозгу немного рассеялся. Эдвард расположился на диване, а Виктор сел за стол и взялся за телефонную трубку. Пока он разговаривал с сыном, Эдвард положил голову на спинку дивана и наблюдал за ним. Сила и уверенность сквозили в каждом слове и движении этого человека. Высокий, широколицый, с веселыми зелеными глазами, Виктор пользовался популярностью у женщин независимо от их возраста. В его черный чуб уже закралась седина, но только добавила ему солидности. Лишь немногие знали, сколько боли ему пришлось пережить за последние годы. Как и Эдвард, Виктор был вдов. Его жена, медсестра, погибла во время боевых действий на Кавказе, вытаскивая на себе раненных из горящего бронетранспортера. Единственный сын, тоже военный, уже год, как оказался в инвалидном кресле, и отношения с ним у Виктора складывались непросто. Эдвард немало хлебнул горя, и имея много общего с Виктором, нашел в нем родственную душу, а через него обрел и любовь к России. 

Читать дальше

Берег. Территория любви. Глава 2

Его лицо с четко очерченными скулами и голубыми глазами приблизилось настолько, что она ощутила терпкий запах его парфюма. Он смотрел на нее взглядом моряка, вернувшегося домой из дальнего плавания.

Юля пыталась выудить из памяти его имя, и окончательно убедилась, что не знает, ни кто он, ни что это за место. А самое страшное — она не помнит своего имени и не знает, что с ней произошло. Юля застонала и упала на подушку. 

—  Я ничего не помню! Какой-то кошмар. — она настороженно взглянула на парня и осведомилась. — А ты, вообще, кто? 

Тень смятения пробежала по лицу молодого человека, но он быстро нашелся с ответом:

— Ну, привет! Ты чего, Бекки? Твой муж, Роберт. Шляешься по лесу в непогоду. Еле нашли тебя, — протянул он ладонь к ее еще влажным волосам.

— Бекки?.. Какой ужас! Я не… Господи, что с головой? — Она прикрыла глаза и задумалась: «Муж? Сейчас, разбежался! По лицу видно, что врет», — Не-ет, только не муж? Я впервые тебя вижу. И где мы? Это дом, гостиница? 

Читать дальше

Берег. Территория любви. Глава 1

«Мерседес» летел по залитому дождём пустынному шоссе, оставляя позади укрытый чёрными тучами Питер. Дворники едва справлялись с водой на лобовом стекле, а боковой ветер так и норовил сдуть автомобиль с трассы.

Абзац
«Я погибла! Вот и сходила замуж! Лучше бы кота завела», — Юля кулаком вытерла слезы и вновь вцепилась в руль, как в спасательный круг. С тревогой она взглянула в зеркало заднего вида, но дорога по-прежнему пустовала.

Читать дальше