Берег. Территория любви. Глава 4

Несмотря на позднее время в операционной было светло как днем. После непрерывной череды операций, в блоке стоял характерный запах крови, эфира и спирта. Эдвард тер кожу с таким остервенением, будто хотел содрать ее с себя. Много раненных сегодня прошло через его руки, но последнего парнишку он не смог спасти. Темные пятна крови на зеленой форме смотрелись бестактным напоминанием о его поражении в схватке с костлявой. За его спиной на высоком столе все еще лежало то, что еще пару часов дышало, надеялось, возможно любило. Теперь же на сером лице застыла маска вечного покоя и безразличия ко всему, что осталось на земле. Двери раздвинулись, и в операционную два крепких санитара втолкнули каталку. Эдвард оглянулся на тело, накрытое простыней, и посмотрел на себя в маленькое зеркало над раковиной. Из глубокой тени глазниц на него смотрел уставший, но по-прежнему пытливый взгляд. 

— Тебе нехорошо, Эдвард? Неужели до сих пор переживаешь? — Виктор весь день провел за соседним операционным столом, и тоже выглядел не лучшим образом. 

— Не переживаю, скорее не могу смириться с тем, когда умирают молодые. 

— Пойдем-ка в ординаторскую и тяпнем по коньячку.

— Пойдем.

В лифте ехали молча, не было сил даже поднять головы. После первой стопки, когда янтарный, благородный напиток согрел небо и мягко пролился в глотку, туман в мозгу немного рассеялся. Эдвард расположился на диване, а Виктор сел за стол и взялся за телефонную трубку. Пока он разговаривал с сыном, Эдвард положил голову на спинку дивана и наблюдал за ним. Сила и уверенность сквозили в каждом слове и движении этого человека. Высокий, широколицый, с веселыми зелеными глазами, Виктор пользовался популярностью у женщин независимо от их возраста. В его черный чуб уже закралась седина, но только добавила ему солидности. Лишь немногие знали, сколько боли ему пришлось пережить за последние годы. Как и Эдвард, Виктор был вдов. Его жена, медсестра, погибла во время боевых действий на Кавказе, вытаскивая на себе раненных из горящего бронетранспортера. Единственный сын, тоже военный, уже год, как оказался в инвалидном кресле, и отношения с ним у Виктора складывались непросто. Эдвард немало хлебнул горя, и имея много общего с Виктором, нашел в нем родственную душу, а через него обрел и любовь к России. 

Читать дальше

Берег. Территория любви. Глава 2

Его лицо с четко очерченными скулами и голубыми глазами приблизилось настолько, что она ощутила терпкий запах его парфюма. Он смотрел на нее взглядом моряка, вернувшегося домой из дальнего плавания.

Юля пыталась выудить из памяти его имя, и окончательно убедилась, что не знает, ни кто он, ни что это за место. А самое страшное — она не помнит своего имени и не знает, что с ней произошло. Юля застонала и упала на подушку. 

—  Я ничего не помню! Какой-то кошмар. — она настороженно взглянула на парня и осведомилась. — А ты, вообще, кто? 

Тень смятения пробежала по лицу молодого человека, но он быстро нашелся с ответом:

— Ну, привет! Ты чего, Бекки? Твой муж, Роберт. Шляешься по лесу в непогоду. Еле нашли тебя, — протянул он ладонь к ее еще влажным волосам.

— Бекки?.. Какой ужас! Я не… Господи, что с головой? — Она прикрыла глаза и задумалась: «Муж? Сейчас, разбежался! По лицу видно, что врет», — Не-ет, только не муж? Я впервые тебя вижу. И где мы? Это дом, гостиница? 

Читать дальше

Берег. Территория любви. Глава 1

«Мерседес» летел по залитому дождём пустынному шоссе, оставляя позади укрытый чёрными тучами Питер. Дворники едва справлялись с водой на лобовом стекле, а боковой ветер так и норовил сдуть автомобиль с трассы.

Абзац
«Я погибла! Вот и сходила замуж! Лучше бы кота завела», — Юля кулаком вытерла слезы и вновь вцепилась в руль, как в спасательный круг. С тревогой она взглянула в зеркало заднего вида, но дорога по-прежнему пустовала.

Читать дальше

Звуки скрипки раздавались из окна

Звуки скрипки раздавались из окна,
На ноты душу разорвать смогла она.
Ее любовь по венам улиц поплыла
И ангел облегченно опустил крыла.

Из-под балкона закричали:»Браво».
«А я-то дура, чуть не выпила отраву».
Осадком опустился яд на дно бокала,
Смычком она его с улыбкой помешала,

Что нас не убивает — делает сильней,
Тем паче глупо слезы лить из-за парней.
Уместны страсти в песнях и романах.
Зачем устраивать из жизни мелодраму?

Читать дальше

Стрелы амура

Стрелы амура летели по свету,
Метко сражая то Юлю, то Грету.
Не важна страна, цвет кожи, культура,
всегда на планете сыщется дура:
Согреет, полюбит, отдаст всю себя,
Дыханьем любви оживляя тебя.
Ты плечи расправишь, довольно вздохнешь,
И дальше играть в свои танки пойдешь.

Читать дальше

Душа плачет по тебе в ночи

Душа плачет по тебе в ночи,
Для тебя в окошке темном
Разожгу я две свечи.
Тихо скрипнет половица,
Ты устало ступишь на порог,
Ласковой и нежной львицей
Встречу я тебя, мой Бог.
И смешаются стихии:
Огонь, воздух и вода,
Не отдам тебя другой я
ни за что и никогда…

Читать дальше

О, вдохновение мое…

О, вдохновение мое,
Ты в сердце рай, а в мыслях — проза.
Незримо волчье чутье
Ввергает нас в метаморфозы.

Исходят вереницею года,
Страниц исписанных романа не жалею,
Ты мое счастье и моя беда,
Герои счастливы, а я тобой болею.

Читать дальше