Часть первая. Россия. 2001 г.

Глава 9[

— Джу, любимая! — Роберт стремительно вошел в комнату, кинул пиджак на стул и ослабил галстук. Одним движением развернул Юлю к себе и расстегнул на ее шее застежку платья. Лямки упали, увлекая за собой юбку из легкого шелка.

— Нет! — вскрикнула Юля и прикрыла грудь руками.

— Что-то не так? — оторопел Роберт.

— Роб… А это все не сон? Ты, кольцо… — в Юлиных глазах блеснули слезы.

— Не сон, — облегченно выдохнул Роберт и коснулся губами ее губ. — Сегодня ночью ты в этом убедишься.

«Небеса, да ее трясет? Не стоит надолго оставлять одну», — Он взял ее за плечи и нежно, но уверенно встряхнул.

— Все хорошо, любимая?

— Да… Дай мне, пожалуйста, немного времени.

— Хорошо. Ровно через четверть часа зайду пожелать тебе спокойной ночи, — Его взгляд скользнул по телу невесты, задержавшись на линии бикини. 

— Приходи, — в ее голосе прозвучала растерянность.

«Как бы не сбежала!»  — Чтобы Юле не хватило сил открыть окна, Роберт накрепко довернул ручки на рамах.

Он задернул шторы и обернулся. Юля так и стояла… В одних трусиках, беспомощно прикрываясь руками, она выглядела хрупкой и беззащитной. Сердце Роберта сжалось. Он подошёл, провел пальцами по ее плечам и прошептал:

— Ты чего-то боишься?

— Немного.

— Я не сделаю того, чего ты не захочешь, — он коснулся губами ее шеи и вышел.

Юля облегченно вздохнула. Ее тело горело, а руки тряслись. Она бросилась в ванную и встала под душ. Мысли испуганной птицей метались в голове: «Я что, жду его?! Хочу, чтобы он скорее вернулся?! Да! Да! И я сделаю всё, о чём он попросит!»

У нее еще немного дрожали пальцы, когда она перед зеркалом расчесывала волосы.  Она нанесла по капле духов на запястья. Аромат с легким запахом черной смородины, переплетающийся с нотами мяты и орхидеи, придал Юле сил. Холодный шелк пижамы скользнул по телу, напомнив ласковые прикосновения Роберта к ее груди. Она села на край ванны и повторила его движения. «Я хочу, чтобы он скорее пришел!» — решила Юля, вернулась в комнату и забралась под одеяло.

***

Роберт решил, что в махровом полосатом халате, болтающихся на бедрах синих пижамных штанах и в тапочках он будет выглядеть мило, по-домашнему, и Юля немного расслабится.

Он постучался. За дверью раздалось негромкое:

— Да!

Он вошел и, напустив на себя вид нерешительного ботаника, замер в дверях.

— Пижамная вечеринка? — она села на кровати.

— Как хочешь назови, только не прогоняй, — он с хитрым прищуром подошел к ее постели. — Позволишь исполнить роль твоей подушки?

Юля подвинулась. Роберт скинул халат и нырнул к ней под одеяло.

— Горячая подушка, — прошептала Юля, положив голову на плечо возлюбленному.

Роберт медленно перебирал пряди ее пушистых волос.

— Можно задать тебе один щекотливый вопрос? — наконец спросил он и приподнялся на локте.

Дождь прошел, и мягкий свет луны из окна осветил Юлино лицо. В ее глазах заблестели озорные искорки. Она принялась расстегивать пуговицы на пижаме и произнесла заученную будто фразу:

— Ты станешь моим первым мужчиной.

— Да ладно! — Роберт откинулся на спину. — Но… Но как, как ты смогла сохранить себя? 

Он навис над ней и уставился с нескрываемым удивлением.

— Сказку про спящую красавицу помнишь? Так вот, один знакомый тебе колдун так уколол меня, что все эти годы я проспала, пока ты своей любовью не разбудил меня. А ты что, не доволен? — усмехнулась Юля, и, вывернувшись, повалила его на спину. — Придется повозиться? — она закусила губу и одним движением приспустила пижаму с плеча.

— Прекрати молоть чушь и соблазнять меня, — рассмеялся Роберт. — Я хотел просто спросить, сколько тебе лет, и когда у тебя день рождения?

 — Ах, ты лжец! Ты же видел мой паспорт, — она выхватила подушку у него из под головы и хотела стукнуть. Но он оказался быстрее и увернулся. После недолгой возни Роберт взял над Юлей верх.

— Сдаешься? — спросил он, навалившись на нее.

— Настоящая женщина побеждает и тем, что побеждена, — не теряя достоинства, произнесла Юля, чуть отдышавшись.

Роберт закрыл ее рот поцелуем. Наконец он оторвался от нее, понимая, что еще чуть-чуть и не сможет удержаться от последнего шага. Упругое девичье тело так и манило, подогревая его мужское желание. Собственно, Роберт собирался уже перейти рубеж, но известие о девственности выбило почву у него из-под ног.

— Принцесса, люблю тебя больше жизни, — прошептал он и потерся носом об ее щеку, — ты и есть моя жизнь. Я сделаю все, чтобы ты была счастлива.

Юля лежала с закрытыми глазами.

— Ты уже делаешь меня счастливой, — голос ее дрожал. — Мне почему-то стало страшно: если нам сейчас настолько хорошо, неужели дальше может быть только хуже?

— Нет, Джу, — Роберт сунул было руку ей под пижаму, но тут же вытащил с мыслью: «Меня сейчас разорвет как воздушный шар. Будет весьма неловко». — Все только начинается. 

— Принеси попить.

Он даже испытал некоторое облегчение, когда выскользнул из постели, запахнул халат и налил из бутылки минеральной воды. Юля встала и подошла к окну. Роберт присел рядом с ней на широкий подоконник и протянул стакан.

 — Я родилась в июле, а ты?

— В мае. На самом деле ты правильно поняла, что я хотел спросить.

Она посмотрела на него сверху вниз.

— Только не бей, — улыбнулся он.

— Подумаю. Может это выглядит старомодно, но я и правда поклялась себе, что сделаю это только после свадьбы. — Юля отвернулась к окну. — Ты показался мне достаточно опытным искусителем. Я решила, что имея воз и маленькую тележку покинутых женщин, исполнять волю сумасшедшей девственницы тебе вряд ли захочется.

— Оставим в покое и воз, и тележку, любимая. Я уважаю твой выбор и готов подождать. Ты веришь мне? —  Роберт встал и потянул ее за собой, увлекая к постели.

— Верю, — сказала она, словно витая в своих мыслях, — тебе верю.

— У нас с тобой будет самая лучшая брачная ночь, в любом уголке земли, где ты пожелаешь. Я только не знаю, как дожить до нее. Ты такая соблазнительная.

Расправив сбившиеся простыни, они легли: Юля под одеяло, а Роберт поверх, не касаясь ее.

— Спокойной ночи, Джу! Я пока так прилягу, если не возражаешь. А то мы не уснем, — улыбнулся он.

Юля закрыла глаза и обняла подушку.

— Скажи еще раз: «Я люблю тебя!» — прошептала она.

— Для тебя слова важнее, чем дела?

Она промолчала.

— Я люблю тебя, Джу! Но прости, вряд ли смогу просто спать рядом с тобой. Спокойной ночи, — Роберт коснулся губами края рукава ее пижамы и быстро вышел из комнаты.

***

Юля проснулась и машинально провела рукой по соседней подушке. «О, нет! Как мне нравится с ним просыпаться, а он ушел вчера. Кто бы мог подумать, плат девственницы уже начинает раздражать меня саму!».  Она потянулась и подошла к окну. Зачинался по-осеннему теплый сентябрьский день. Яркими красками пестрел лес, и Юле захотелось вдохнуть всей грудью свежесть ясного утра. Она распахнула окно и услышала мерный стук. Он раздавался со стороны леса, раздражая своей монотонностью. Юля встала коленями на подоконник, и чуть не рухнула, выясняя, откуда раздавался звук. Все оказалось просто. Роберт теннисной ракеткой ловко бил по мячу, отражая его яростные отскоки от деревянной стены. Красная футболка на спине Роберта намокла от пота, а бейсболка чудом держалась на голове, топорщась козырьком в небо. 

Юля залюбовалась было возлюбленным, но пора было задуматься о делах насущных. Она вернулась в комнату и принялась рассуждать вслух, терзая расческой волосы:

— В конце концов, все равно придется объясниться с Сергеем, вернуть ему кольцо и пусть катится в преисподнюю. Но все-таки с чего он так психанул тогда? — И тут же холодной змеей в сердце вползла прежняя тревога. — Нужно красиво уйти. Но как? Позвонить и сказать: «Здравствуй, Сереженька, и прощай! Я полюбила другого человека, а тебя забыла, как страшный сон»? Что меня вообще связывало с Филатовым? Все вокруг говорили, что противоположности притягиваются, а мне казалось, что мы даже говорим на разных языках. Короче, по любому надо позвонить, чтобы он перестал доставать моих родителей.

Она вытащила из старого разряженного мобильника симку и вставила её в новый телефон, как и всё прочее, подаренный Робертом.

С зубной щеткой во рту Юля раздумывала, с чего начать разговор. Для начала она позвонила маме.

— Мам, это я, — Юля до сих пор испытывала неловкость перед родителями из-за доставленного беспокойства.

— Юля!

— Не знаю, как и сказать.

— Как есть, так и говори.

— Ты права. Я встретила человека, без которого теперь не представляю своей жизни. Его зовут Роберт Фаррелл, он англичанин. Сегодня днем мы к вам приедем. Больше ничего не хочу объяснять, ты увидишь, и сама все поймешь. Готовь срочно обед!

— Хорошо. За нас не переживай, главное — ты жива, — мягко сказала мама. — Сергей знает, что ты вернулась. Когда ты звонила первый раз, он был у нас. Я не смогла скрыть эмоций, и он все понял.  Хорошо, что ты позвонила тогда на домашний: у нас был отключен определитель номера. Он, как коршун, бросился на телефон и швырнул аппарат в стену. Правда, тем же вечером привез новый и извинился… Сергей зачем-то забрал твое свадебное платье и фату. Юленька, я боюсь за тебя, что происходит? Объясни.

— Мам, все уладится, — успокоила ее Юля. — Роберт сделал мне предложение. Мы скоро уезжаем в Лондон.

— Ох… Так далеко! Зачем? — мамин голос задрожал.

— Будем подъезжать, я позвоню.

Юля хотела сразу позвонить Сергею, но вошел Роберт. Он принял душ, и капельки воды блестели у него в волосах. Загорелый, немного растрепанный, и невыносимо сексуальный он призывно взглянул на нее.

— Привет! — У Юли перехватило дыхание от желания немедленно раствориться в его объятьях, и она чуть не выронила телефон.

— Доброе утро, любимая! — промурлыкал он, подошел вплотную, быстро поцеловал и уже привычно зарылся носом в ее волосы. — Я соскучился по тебе.

Роберт целовал Юлю в ложбинку около шеи, в плечо, изгиб локтя.

— Львенок, — простонала она. Ее тело наполнилось истомой, и все проблемы ушли в небытие, — возьми себя в руки… или меня. Я с ума сейчас сойду!

 Он довольно улыбнулся и подхватил Юлю на руки.

— Что ты делаешь? 

— Ты же сама попросила взять тебя в руки, или я что-то неправильно понял? Прости, русский у меня второй язык, — он закружил с ней по комнате.

Наконец Роберт остановился, и уставился на распотрошенный мобильник. Он поставил Юлю на ноги и сунул руки в карманы.

— Пойдем завтракать. Нам уже накрыли в гостиной.

Юля ждала вопроса, но он молчал.

— Я звонила маме.

— Прекрасно. Нас ждут?

— Да. Еще я собиралась позвонить Сергею. Я полагаю, правила приличия обязывают меня объясниться, но не успела. Ты взошел на моем небосклоне, и все слова вылетели из головы, — она облегченно вздохнула — ей хотелось быть с будущим мужем честной до конца.

— Спасибо за правду, — он будто ответил на Юлины мысли, улыбнулся и прошептал ей на ухо, — только не звони без меня, пожалуйста.

Она протянула ему телефон.

— Любимая, я верю тебе, — Роберт поцеловал ей руку и вышел.

***

Чувство блаженной истомы охватило их, как это всегда бывает после хорошего плотного завтрака в выходной день. В воздухе еще витал запах тостов с корицей и кардамоном. За окном безмятежно сияло солнце, и нарушить идиллию этого утра разговорами о делах казалось преступлением.

Роберт перебрался в кресло и поманил Юлю. Она перенесла чашки с кофе на маленький столик, села к Роберту на колени и положила голову на его плечо. Время остановилось. Шелковистые пряди белокурых волос медленно скользили между пальцев Роберта. Он закрыл глаза, крепкая рука скользнула на Юлино плечо, повторила его изящный контур и поднялась обратно к хрупкой шее, где едва заметно ощущалась пульсация артерии. Вторая рука легла Юле на бедро, и Роберт окончательно расхотел куда-либо ехать: «Моя кошечка воплощение самой сексуальности, с каким бы удовольствием я сейчас нарушил все обещания». Он тяжело вздохнул, вернул руку ей на талию и постарался направить мысли в более невинное русло.

— У нас мало времени. Сейчас едем к тебе домой за документами. У тебя, кстати, загранпаспорт в порядке? За свадебным платьем куда полетим?

    — Платье, туфли… Роберт, как-то все быстро.   Разве так бывает?  

Он серьезно посмотрел ей в глаза.

 —Здесь либо да, либо нет. Tertium non datur . Что смущает? Уверен, тебя мучает нечто другое. Расскажи мне, это связано с твоими предыдущими обязательствами? 

— Да.

Юля взяла со столика чашку и задумчиво помешала ложечкой кофе.

— Никак не пойму, что его так разозлило в тот раз. Ну не заладилось у него ночью… Это что, повод убить меня с утра? Не в диске ли дело? Он выпал из его кармана, а я подняла…

— Джу, для мужчин отказ возлюбленной серьезный удар по самолюбию.

— И что, по-твоему, стоило на рассвете расстрелять меня за Невой?

Фаррелл погрузился в раздумья, выстукивая марш по подлокотнику кресла длинными артистичными пальцами.

— Мама сказала, что он забрал свадебное платье и фату. Зачем они ему понадобились? И кольцо хочу вернуть. Он мне его подарил в день помолвки, будь она неладна. Я приняла от него единственный дорогой подарок, и перстень жег мне руку все это время, — Юля коснулась губами кольца, подаренного Робертом.,

Он улыбнулся и погладил ее по спине.

— Этот не припекает?

— Скорее, греет.

— Кольцо можно передать через родителей. А платье ему зачем?.. Он не фетишист, случаем?

— Фу! Нет! Вроде без патологий… Мама дорогая! Мой загранпаспорт у него. После свадьбы мы должны были лететь в свадебное путешествие! — Утренняя нега растворилась без следа.

— Это еще хуже, — Роберт надул щеки и выдохнул. — Расскажи мне чем еще занимается этот замечательный человек?

— У Сергея сеть развлекательных клубов и заправочных станций. Но он, конечно, не без греха.

— Какого? Договаривай, это важно, — попросил Роберт.

— Недавно я случайно подслушала разговор. У меня сложилось впечатление, что он отправляет наших девушек за границу, якобы на работу. Я попыталась окольными путями что-нибудь выяснить, но безуспешно.

— И ты хотела выйти за него замуж?

— С каждым днем все меньше и меньше. Мы не так долго были знакомы…

— Потому тебя и пугает предложение, сделанное меньше чем за неделю знакомства?

— Не стоит путать Божий дар с яичницей. Просто… Я боюсь однажды проснуться и понять, что это был сон.

— Просыпайся, Джу! Это уже совсем не сон, — Роберт несколькими пружинистыми движениями ног потряс Юлю как маленького ребенка на коленях и вернул к реалиям, — Сергей в курсе твоих догадок?

— Не знаю, но в последнее время он стал слишком подозрительным. Я просила не спешить со свадьбой, но он отказал мне в этом, — Юля, покраснела. — Сказал, что наши платонические отношения затянулись. 

На щеках Роберта проступили ямочки.

— В этом вопросе я его понимаю. И как долго ты его водила за нос?

— Не так уж много. Три месяца, если быть точной. Но теперь я думаю, что он изменял мне, — она тяжело вздохнула, добавила: — Просто меня уже все измучили замужеством, а Сергей так настаивал, что я махнула рукой. Наверное, мне не стоит тебе говорить такие вещи.

— Нет, любимая, — вздохнул Роберт, — я понимаю тебя, потому что каждый раз, возвращаясь в Англию, я попадаю на кастинг невест, которых сто лет бы не видел.  Однако давай собираться. Позвоним ему, когда будем в городе, договорились?

 ***

    Роберт протянул Юле ключи от БМВ:

— Хочешь сесть за руль?

— Ты читаешь мои мысли! Обожаю погонять, — с обезьяньей ловкостью она перебросила ключи из руки в руку.

— Ого! Интересно посмотреть.

Юля села, завела двигатель и промурлыкала:

— Ворчание мощного двигателя — сладкая музыка моего сердца.

— Наслаждайся!

«Отвлекись, принцесса! Если бы не правила приличия, спрятал бы тебя куда подальше до отъезда. Где такого урода себе нашла? Вот только еще не наркоторговец. Конечно, офисные мальчики вряд ли увлекут мою hottie , а бизнесмены здесь еще те».

Он посмотрел на дорогу и тут же, с интересом уставился на спидометр.

— Ты действительно любишь скорость, дорогая, — присвистнул он.

— Какой русский не любит быстрой езды? — пошутила Юля и поделилась сокровенным: — На самом деле дорога всегда помогает мне отвлечься от проблем. Это необъяснимое ощущение слияния с машиной в единое целое. 

  — А сколько лет ты за рулем?

  — Лет пять. Хочешь на меня в восемнадцать лет посмотреть? У меня забавная фотка на правах, — предложила она.

 — С удовольствием! Я вообще хотел бы посмотреть все твои фотографии, но пока готов довольствоваться и одной миниатюрой, — Роберт потрепал ее по коленке.

— Тогда можешь достать. В сумке, в одном из карманов на молнии, — разрешила Юля и, затормозив около заправки, добавила: — я на минутку.

Выскользнув из машины, она вошла в здание АЗС. Роберт взял ее старую сумку с заднего сиденья и открыл, по всей видимости, другой карман. Тогда в лесу он довольствовался только тем, что нашел ее паспорт, без того, чувствуя неловкость ситуации. Роберт вытащил бумажный пакет с надписью: «Поездка на залив». Внутри лежало несколько фотографий. На первом снимке, на фоне залива рядом с Юлей вполоборота стоял красивый мужчина с черными как смоль, зачесанными назад волосами. Она в легком белом платье отрешенно смотрела в сторону, беспомощно обхватив себя руками. Мужчина был в летних льняных брюках и черной майке, он обнимал Юлю за талию. На задворках сознания Роберта проскользнула ревность. Но больше всего его привлекла татуировка волчий оскал на плече этого человека. «А вот и третий персонаж», — подумал он, сразу вспомнив свой сон.

Роберт убрал фотографии на место, открыл другой карман и достал Юлино водительское удостоверение. Он с нежностью вгляделся в маленькое фото: несмотря на обычную официальность подобных изображений, на него смотрела улыбающаяся девчонка с удивительно задорными глазами. Теперь Роберт понял, что имел в виду Саня, рассказывая про ее прежний взгляд.  Юля вернулась в машину.

— Как? — весело спросила она. — Очень изменилась?

— Изменилась. Нет уже того безоблачного счастья в глазах. Будем работать!.. Прости, я случайно наткнулся на другие фотографии, но, честно, посмотрел только верхний снимок. Ты как неживая на нем. Правда, тоже очень красивая, но неживая. 

    Роберт коснулся губами ее. Юля закрыла глаза, он оторвался от нее, почувствовав, что любимая напряглась.

— Что опять случилось? — всполошился он. 

— Я не понимаю, о каких фотографиях ты говоришь. — Она взяла сумку и, открыв карман, достала пакет. — А… я сама их еще не видела. Мы накануне моего бегства встречались с подругой, и она отдала мне пакет.

Юля вытащила снимки и бегло просмотрела их.

 — Ничего выдающегося, — вынесла она вердикт и засунула фотографии обратно.

 — А это он на снимке? — уточнил Роберт.

 — Он, — Юля вдруг побледнела. — Упс! Вот этот проклятый диск. Наверное, случайно сунула в сумку, когда убегала.

Роберт взял из ее рук диск и повертел его в руках.

— А я ведь тоже тогда наткнулся на него, когда увлеченно рылся в твоей сумке… Думаю, это как раз то, что ищет этот парень. Звони ему.

Юля заглушила двигатель и взяла телефон. Трубку на том конце сняли сразу.

— Привет, это я, — произнесла Юля будничным тоном.

Роберт наклонился ближе, чтобы слышать разговор.

— Кто я? — спросил Сергей вкрадчивым голосом.

— Юля. 

— Юля? Это которая моя невеста? Ну и что произошло? Если мне не изменяет память, мы должны были пожениться пару дней назад, — продолжал он лить мед. 

— Так мы тогда повздорили. Как-то все не очень хорошо вышло…

— Совсем нехорошо. Всю ночь ты воротила от меня нос, а утром раздухарилась, грохнула об мою голову бутылку и исчезла, прихватив нужную мне вещь.

— Я влетела тем же утром в аварию, схлопотала временную потерю памяти. Но сейчас уже все в порядке, и знаешь, я не держу на тебя зла, — Юля проглотила насмешку в его голосе и говорила так, будто они повздорили из-за сгоревшей яичницы.

— А почему ты родителям позвонила, а мне нет? Я уже не знаю, где тебя искать, весь город прошерстил. Ладно, давай рули в «Рассвет», подъеду туда через два часа. Пока подумаю, на какой день перенести свадьбу, — проворчал он.

 — Сережа, ты извини меня…  я не могу выйти за тебя замуж. Ты очень хороший человек, но я хочу вернуть тебе кольцо, диск и забрать свой загранпаспорт, — выговорив это на одном дыхании, Юля замолчала.

— Еще раз с этого момента поподробнее, — иронично попросил Сергей. — Сильно головой, говоришь, ударилась? Так, так, так… То есть ты меня решила бросить? Дай подумать. У тебя кто-то завелся?

— Заводятся блохи. Я сказала тебе конкретно, мы не подходим друг другу, — в голосе Юли зазвенели железные нотки. — И я возвращаю тебе кольцо, потому что не буду твоей женой.

В трубке повисло грозовое молчание.

— Ты не любишь меня, а я не люблю тебя. На этой позитивной ноте и расстанемся, — добавила она.

— Я перезвоню, — Сергей повесил трубку.

     Юля положила телефон и откинулась на спинку сиденья. В голове шумело, как после удара.

— Первый раунд закончился в ничью, — объявила она.

     Роберт смотрел на нее, будто видел впервые.

— Я бы сказал: 1:0, в пользу Джу. А ты далеко не такая пушистая, как кажешься на первый взгляд. Не расслышал, что Сергей сказал напоследок?

— Что перезвонит, — Юля закрыла лицо ладонями. — Даже голос его слышать невмоготу!

— Давай-ка, я поведу. Ты немного разнервничалась.

— Да, давай.

***

     В городе они купили красивый букет для мамы, Юля уже пришла в себя и снова села за руль.

— Ты знаешь, — Роберт несколькими ловкими движениями пригладил волосы, — я немного нервничаю. Нужно было хоть подстричься заехать. Не думал, что знакомство с родителями невесты вызовет во мне такой шквал эмоций.

— Не переживай, они у меня замечательные…

— О, нет! Чуть самое главное не забыл. Зовут-то их как?

— Дормидонт Калабирдекович и Агриппина Нафанаиловна, — сдерживая смех, произнесла Юля.

— Как?! — растерялся Роберт, будто школьник, не выучивший урок. — Дроми… Джу! Я не выговорю. Почему ты раньше не сказала?

Юля рассмеялась.

— Прости, солнце! Я пошутила. Маму зовут Марина, а папу — Андрей.

Роберт выдохнул:

— С тобой весело!

— А то!

***   

Мама с порога бросилась к дочери и обняла ее.

— Привет, возьми себя в руки, — Юля мягко отстранила мать, закрыла дверь и снова повернулась к родителям. — Знакомьтесь. Мой спаситель — Роберт Фаррелл, прошу любить и жаловать. Роберт, познакомься, Марина и Андрей — мои родители.

Мужчины обменялись рукопожатиями и Роберт, покраснев от смущения, вручил маме букет. Она смотрела на него влажными от слез глазами, не находя слов. Отец пришел ей на помощь:

— Что же мы встали. Мойте руки и к столу!

— Юля, помоги мне, пожалуйста, на кухне, — позвала ее мать.

— Что скажешь? — спросила Юля, нарезая хлеб.

— Ты знаешь, — мама достала запеченную курицу из духовки, поставила противень на плиту, села на краешек стула и вздохнула, — вы с ним словно одной породы зверьки. Да-да, не смейся, это была первая мысль, которая пришла мне в голову. Я поняла, что ты имела ввиду, когда говорила, мол, сами увидите. Ты так изменилась за эти дни! Светишься…

— Мама, если бы ты знала, как я счастлива! Кстати, знаешь, кого я встретила? Громова с Самураем! Они с Робертом приятели, представляешь?

— Чудеса, да и только. И ты простила Сашу? Ведь даже имя его не разрешала называть! Помню Дмитрий как-то приезжал, но ты велела никому из Сашиных друзей твой телефон не давать, — покачала она головой.

— Что было, то прошло.

— Неужели не шевельнулось даже в груди?

— Нет, — отрезала Юля.

— А чего покраснела тогда? — мама села рядом и накрыла Юлину руку своей теплой ладонью. — Ты можешь обмануть себя, но не меня. Первая любовь навсегда остается в сердце.

— Жарко здесь, — Юля поднялась и ловко перекинула цыпленка на блюдо. «Что же ты тогда мне Сергея сватала, раз такая проницательная?» — Пойдем кормить наших любимых мужчин.

 — Это самый вкусный цыпленок, которого я пробовал в жизни, — похвалил Роберт мамину кухню.

— Да, Марина прекрасно готовит! — подтвердил отец, — Роберт, а как вы познакомились с нашей девочкой?

— Это удивительная история, — Роберт вопросительно взглянул на Юлю, и она согласно кивнула. Обладая даром рассказчика, он поведал ее родителям историю их встречи, умело избегая скользких моментов.

    Когда подали чай, Роберт поднялся с места и попросил слова.

— Мы с Юлей знакомы всего ничего. Но с первой минуты нашей встречи я понял, что эту женщину  ждал всю жизнь. И посему разрешите мне просить руки вашей дочери.

— О, как, — отец встал, сел, потом снова встал. — Мать, чего говорят-то в таком случае?..

Мама подошла к Роберту и поцеловала его.

— Будьте счастливы, — она взирала на него как на божество.

— Шампанского! — воскликнул отец и махнул рюмку коньяка.

— Икону неси, — топнула на него ногой мать.

Юля с умилением наблюдала за светопреставлением, пока Роберт не вытащил ее за руку на середину комнаты.

— Благословляю вас, дети мои! — перекрестил их отец.

Только вернулись за стол, как зазвонил Юлин мобильный. Она взглянула на дисплей: номер не определился.

— Слушаю вас! 

— Привет. Это Эдик, водитель Сергея. Ты дома?

— Да, я дома, а откуда ты знаешь? — узнала Юля.

— Я не знаю, а спрашиваю. Ты сможешь спуститься за паспортом и вынести диск, если я подъеду через пятнадцать минут? Сергей Владимирович не захотел встречаться с тобой лично. Единственное, он хотел кое-что передать на словах, — Эдик говорил спокойно, и она расслабилась.

—  А домой ко мне ты не можешь подняться? — Юля подняла глаза на Роберта, он одобрительно кивнул.

— Слушай, я вчера на тренировке мышцу растянул, за рулем еле сижу. Если ты, конечно, настаиваешь… — заныл Эдик.

— Ладно, выйду, не скули, — пожалела его Юля, сбросила звонок и встала из-за стола, — Мам, пап, нам надо поговорить с Робертом. Солнце, пойдем, я тебе свою комнату покажу.

— Давай лучше я выйду, — предложил Роберт, когда они остались одни.

— Нет, не нужно, чтобы Сергей знал о твоем существовании пока. Одно дело — просто расстались, и другое дело — изменила, — Юля нервно сцепила пальцы. — Я знаю Эдика, он часто подвозил меня, это его личный водитель. Мне нравится решение Сергея не встречаться лично. Может он и порядочная скотина, но если удастся разойтись так легко, то я прощу ему разбитую скулу.

— Может, ты и права, — Роберт подошел к окну и забарабанил пальцами по стеклу.

— Нет, Юля, — он резко повернулся к ней, — я чувствую здесь подвох.

Раздался стук в дверь, и в комнату заглянул отец.

— Ребята, у вас что, военный совет? Давайте, выкладывайте, что за проблема, —

Юля обрисовала ситуацию.

— Я сам выйду, — заявил он, выслушав дочь.

Роберт вопросительно взглянул на Юлю.

— Нет, я заварила эту кашу, мне ее и расхлебывать. К тому же, Эдик даже не будет разговаривать с посторонним.

Юля открыла секретер и достала документы.

— Положи к себе, — протянула она Роберту.

— Потом! Мы не договорили… — не сбиваясь с темы, продолжил он.

— Голова разболелась, — Юля потерла виски. — Ладно, папа, давай ты выйдешь со мной. Роб, ты можешь контролировать ситуацию из своей машины, устраивает?

Мужчины переглянулись. Отец кивнул.

— На чем он подъедет, знаешь? — спросил Роберт.

— Если ничего не поменялось за это время, на черном мерседесе. Номер 405.

Раздался звонок.

— Да, слушаю, — резко ответила Юля.

— Я на месте, выходи, — весело пропел в трубку Эдик.

 Она положила телефон в карман.

— Ну что, мужчины, вперед? Роберт, выезжай со двора в арку. Он на улице всегда парковался, — улыбнулась Юля, пытаясь подавить волнение.

Роберт обнял ее.

— Я тебя об одном прошу: ни в коем случае не садись к нему в машину, — он серьезно посмотрел ей в глаза.

— Роберт прав, — поддержал отец.

— Полагаюсь на тебя. Будь умницей, — Роберт ее поцеловал и обнял крепко. — Об одном прошу: ни в коем случае не садись к нему в машину, — он серьезно посмотрел ей в глаза.

— Роберт прав, — поддержал отец.

— Полагаюсь на тебя. Будь умницей, — поцеловал ее Роберт.

***

Роберт первым вышел из подъезда, сел в машину, выехал со двора и слева увидел автомобиль с нужным номером. За рулем сидел коренастый, светловолосый парень лет тридцати.

Роберт припарковался напротив мерседеса, на противоположной стороне дороги. Мимо прошли Юля с Андреем. Они остановились у передней двери автомобиля с пассажирской стороны. Улица была неширокая, поэтому Роберт открыл окно в надежде услышать разговор.

— Юль, привет! Садись в машину, посекретничать надо, — поприветствовал молодой мужчина его невесту.

 — Нет. Хочешь — выходи, поболтаем, — покачав головой, возразила Юля.

     Эдик выпрямился и, поджав губу, постучал пальцами по рулю. Роберт вышел из машины — открыл багажник, и сделал вид, что увлеченно наводит там порядок. Эдик тоже вынырнул из-за руля на улицу. «Не боец, — оценил его Роберт по пивному брюшку, — В баре ты, а не в зале ногу потянул».

— Ну, подойди хоть поближе, — Эдик приветливо раскинул руки в стороны. — Я не кусаюсь.

— Паспорт давай.

— Возьмешь сама, он лежит на заднем сиденье, в корзине с цветами. У меня от них уже аллергия, нос заложило, с открытым окном ехал, — он достал платок и промокнул нос.

 — Держи, — Юля вручила ему кольцо, диск, и, не удержавшись, спросила из женского любопытства, — Сергей здорово разозлился?

— Кабинет теперь требует ремонта, — усмехнулся Эдик, распихивая вещи по карманам, и добавил: — Он просил передать, что еще не закончил разговор и за тобой должок.

— Какой? — искренне удивилась Юля.

— Ты Сергею обещала что-то. Соображай, не маленькая! — Эдик качнул бедрами вперед-назад.

— Да пошел он к черту, так и передай ему, — возмутилась Юля, не обращая внимания на ерничество водителя. — Что, больше женщин вокруг нет?

— Не знаю, это ваши дела, — буркнул Эдик. — Бери цветы, паспорт, и разбирайтесь сами. 

    Она открыла заднюю дверь, потянулась за корзиной. Эдик вытащил шприц из кармана, всадил иглу Юле в плечо и толкнул ее в машину.


Продолжение следует.