Часть первая. Россия. 2001 г.

Глава 10

В следующее мгновение Эдик влетел лбом в асфальт со скрученными руками. Роберт придавил водителя коленом. Андрей подбежал к задней двери мерседеса и вытащил дочь в полуобморочном состоянии.

— Сынок, что делать? — Прокричал он, подхватив Юлю на руки.

— В мою машину ее, — через плечо коротко бросил Андрею Роберт.

— Что ты вколол, придурок? — прорычал Роберт и вдавил в асфальт лицо Эдика.

— «Рикитол», вроде, — прохрипел он.

— А вот и сам «баян», отлично, — заметил Роберт лежащий неподалеку шприц. — Тут еще тебе осталось. Слушай меня внимательно: если не будешь дергаться и ответишь на вопросы, отпущу. Ты ведь не хочешь объясняться в полиции?

— Да хорошо, хорошо. Слезь только!

Роберт надел перчатки, предусмотрительно сунутые в карман, вытащил у парня револьвер, ампулы, подобрал шприц и злосчастный диск, выпавший из кармана Эдика, и поднялся. Водитель с трудом встал, пошатываясь и держась за голову. Сквозь его пальцы сочилась кровь.

— Садись за руль, — приказал Роберт, предварительно выдернув ключи из замка зажигания, и сам сел на заднее сиденье.

Эдик плюхнулся в машину и откинулся на спинку кресла.

Заметив на полу выпавший из корзины паспорт, Роберт быстро поднял его.

— Куда ты хотел отвезти Юлю? — спросил он, приставив шприц к горлу противника.

— К хозяину, в клуб. Убери шприц, пожалуйста, я аллергик, — прохрипел Эдик.

— А ты и твой хозяин не подумали, что у нее тоже может быть аллергия? — Роберт надавил сильнее. — Говори, быстро, чего он хочет от нее?

— Возместить моральный ущерб, — усмехнулся он.

— Сколько и за что? Говори, не виляй, — начал заводиться Роберт.

— Трахнуть он ее хочет, — пояснил Эдик и удивленно спросил: — Ты иностранец, что ли?

Роберт подавил в себе гнев, рвущийся наружу как собака с цепи.

— Значит, так, — он проигнорировал вопрос, — передай своему хозяину, чтобы он оставил Юлю в покое. Это моя женщина. Я ее сегодня увожу отсюда, пусть даже не ищет. Юлиных родителей не вздумайте беспокоить, они ничего не будут знать о ее местонахождении. В противном случае не завидую твоему боссу. Все понятно?

— Да, — Эдик взял бутылку с водой, сделал несколько глотков, но вдруг резко распахнул дверь и его стошнило прямо на асфальт. Выпрямился, утерся рукавом и добавил: — Юля классная. Мне всегда нравилась.

— Вот и хорошо, привет Сергею.

Роберт вытащил все патроны из отобранного револьвера и сунул себе в карман, вынул из мобильника Эдика симку и аккумулятор, оставил все это добро с ключами от машины на заднем сидении и вышел. Мерседес тронулся с места и скрылся за поворотом.

Роберт подбежал к «БМВ». Андрей сидел около открытой дверцы машины на тротуаре. Юля, бледная как полотно, лежала на откинутом сиденье с пассажирской стороны.

— Как она? — Роберт, нащупал у нее пульс.

— В бреду, — Андрей растерянно развел руками. — Скорую помощь нужно вызвать?

— Нет. Они не хотели ее убивать. Обойдется. Важнее увезти ее отсюда и побыстрее. Принесите, пожалуйста, все документы, — попросил Роберт. — Мы позвоним, когда она будет в безопасности.

Отец побежал к дому, а Роберт сел за руль, завел машину и позвонил отцу. Тот проконсультировал его без лишних вопросов.

Андрей вернулся запыхавшийся:

— Вот, тут все: документы, ее сумка и еще чего-то мать сунула. Увози ее, Роберт. Сергей — плохой человек, он будет преследовать вас. Береги Юлю. Звоните, как все уляжется, — он обежал машину и посмотрел на дочь, словно пытаясь запечатлеть каждую ее черточку в памяти.

— Где здесь ближайшая аптека?

Андрей объяснил и, обменявшись с будущим зятем рукопожатием, отступил. Роберт резко взял с места и за пару минут домчался до аптеки. Прямо в машине Роберт набрал лекарство в шприц, оголил Юлино плечо и ловко сделал укол.

— Почему не готова сцена, что со светом опять? Руки убрал от меня! — Бредила Юля, но щеки ее немного порозовели.

— Nice one !

Роберт уложил Юлю на бок и сел за руль. Ему повезло: машин было мало, и гаишники ему тоже не встретились. Всю дорогу ругательства лились из него как вода из Женевского фонтана. Через час он внес Юлю в дом Правдиных и поднялся с ней в смотровую. Роберт еще раз набрал номер Эдварда. Зажал трубку между плечом и ухом, и по советам отца наладил капельницу, ввел необходимые препараты в пузатый флакон и попутно поведал отцу о последних событиях.

— Да, сынок, — подытожил тот беседу, — вы, я вижу, правда, два сапога пара. Спокойная жизнь не про вас. Давайте-ка, когда Юля придет в себя, приезжайте в Москву, а затем по специальной визе в Лондон. Берусь устроить вылет в кратчайшие сроки, а то вы тут понаделаете дел. Кстати, ее еще не вырвало?

— Нет, — ответил Роберт, погладив невесту по плечу.

— Значит, скоро вырвет and Bob’s your uncle ! Ну, развлекайтесь там, — отец повесил трубку.

Юлю действительно вскоре стошнило. Роберт бережно поддерживал ее над тазом. Перевязав разметавшиеся волосы бинтом, он вытирал лицо любимой влажным полотенцем и помогал всякий раз, когда начинался очередной приступ. Лекарство во флаконе закончилось, и Роберт отсоединил капельницу. Юля потихоньку приходила в себя. Он отнес ее в ванную и помог вымыться, затем завернул в махровое полотенце. До комнаты Юля уже дошла сама, опираясь на жениха.

— Роб, что это было? — слабым голосом спросила Юля, провалившись головой в подушку.

— Неудачная попытка похищения моей невесты. Как себя чувствуешь? — спросил Роберт, прижимая ее ладонь к своей щеке.

— Голова очень кружится. И руки-ноги как ватные, — пожаловалась она.

— А как ты хотела? Тебя этот добрый малый наркотой от всей души накачал. Полежи немного, я скоро вернусь, — Роберт встал и приоткрыл окно.

— Хорошо, — Юля натянула одеяло повыше, — только дай мне попить, во рту пересохло.

— Да, моя хорошая, только понемногу пей, — он дал ей воды, поцеловал свое сокровище в нос и вышел из комнаты.

Когда Роберт вернулся, Юля спала, и он не стал ее будить. Подвинул кресло, сел и задумался, закрыв лицо руками. «Отец прав, надо уезжать в Москву и оттуда домой, в Лондон, — наверное, впервые в жизни ему захотелось хоть немного пожить спокойно. — Укроемся на Итон-Сквер и отключим все телефоны. Только я и она! Медлить нельзя».

Роберт набрал номер Дмитрия и вздохнул с облегчением, когда тот сразу ответил.

— Как погода в Питере?

— Штормит! — мрачно обронил Роберт.

— Вываливай, что там у вас?

— В двух словах не расскажешь! Юлю пытались похитить, кольнули наркотой, сейчас она приходит в себя. Мы через час выезжаем в Москву, наведи, пока справки про ее жениха… — он продиктовал Дмитрию все, что знал о Сергее и сбросил звонок.

Роберт склонился над Юлей и расплылся в улыбке. Безмятежное выражение красивого лица невесты не раз обезоруживало его, хотя сейчас он уже прекрасно понимал, что за внешностью хрупкой девушки прячется отнюдь не овечка. Он силился найти разгадку Юлиной власти над своей душой, но это всякий раз оказывалось за гранью его возможностей. Он вновь и вновь признавал, что наедине с ней теряет способность отличать действительность от сновидений. Роберт впервые любил безоглядно и был этим счастлив.

— Джу, просыпайся, надо ехать, — он легонько подул ей в лицо.

Юлины веки дрогнули, и она открыла глаза.

— Едем.

— Ты уже по привычке не спрашиваешь, куда едем, или тебе так плохо? — улыбнулся Роберт.

— По привычке… Но надеюсь, что в Лондон.

— Мы возвращаемся в Москву на машине. Я отнесу вещи и потом помогу тебе одеться. Отдыхай пока.

***

«Вот господин Филатов, Вы и показали свое истинное лицо. А я, как глупый зверь, чуть не угодила в западню. И все это среди бела дня. Если бы не Роберт…» — голова гудела, как колокол в праздничный день и воспоминания обрывками всплывали в сознании.

Роберт вернулся в комнату, неся в руках ее одежду.

— Ваше Высочество, позвольте Вас одеть, — он неуклюже поклонился.

Юля сообразила, что под одеялом она лежит в одном полотенце.

— Это уже становится твоей привычкой: раздевать меня, пока я без сознания, — простонала она.

Роберт сел на постель и напустил на себя строгий вид.

— В скором будущем я буду раздевать тебя всегда. А это, предположим, репетиция, — он смешно выпятил губы и откинул одеяло.

Юля поежилась под полотенцем и попробовала сесть. Роберт протянул руку, и она, схватившись за нее, села, но тут же рухнула назад.

— О-о-о, нет! — простонала Юля. — Земное притяжение. Ладно, сдаюсь на милость победителя, одевай меня. Только закрой глаза или завяжи их чем-нибудь. Я стесняюсь.

— Да ты затейница! — Роберт положил ее вещи на постель и повязал себе на глаза Юлин шелковый платок, затем на ощупь вытянул трусики из кучи одежды и коснулся стройной ножки невесты.

— Джу, я сейчас с ума сойду.

Пальцы дрожали, когда он коснулся ее бедер. С брюками и носками Роберт справился без проблем, но с лифчиком потерпел фиаско и покачал головой:

— Эти крючки я с открытыми глазами застегнуть не смогу.

— Ладно, — смилостивилась Юля, — можешь развязать глаза.

Роберт сдернул платок, тяжело сглотнул, уткнувшись взглядом в ее грудь, прикрытую ладонями.

— А теперь отвернись, пожалуйста, я дальше сама.

— Ну, я же видел тебя уже!

— Считай, что я этого не слышала.

Роберт, зарычав, отошел к окну.

Юля перевернулась на живот, встала, покачиваясь, на четвереньки, поймала точку равновесия и села. Стены перед глазами ушли влево, потом вправо, но она поборола дурноту и надела лифчик и футболку.

— Готово. Осталось почистить зубы и можем ехать, — окликнула она жениха. — Интересно, меня еще долго будет колбасить?

— Что значит «колбасить»? — поинтересовался Роберт и сгреб ее в охапку.

— Ну… эффект вертолета когда пройдет?

Он посадил Юлю на край ванны, намочил щетку, выдавил зубную пасту и протянул ей.

— Не переживай, в Москву приедешь в здравом уме и трезвой памяти.

— Отлично, тогда оставь меня на пять минут.

***

Роберт откинул сиденье и, уложив Юлю, застегнул на ней ремень безопасности.

— Я перегнал твой мерседес на задний двор, — он сел за руль, завел мотор и выгнал машину из гаража. — Его потом передадут твоим родителям.

— Спасибо! — Юля положила ладонь на руку Роберта. — У меня там на торпеде остался любимый медвежонок…

— Да, точно! Чуть не забыл, — Роберт сел за руль и выудил из бокового кармана двери игрушку и положил Юле на живот. — Держи своего Тедди. Симпатичный парень.

— У меня нет слов, — прошептала она.

— Лежи тогда, вспоминай буквы, — подмигнул ей Роберт и завел мотор. — А еще лучше закрывай глаза и отсыпайся.

Юля быстро уснула, а Роберт третий раз за этот день пересек Петербург и выехал на Московское шоссе.

Он достал Юлин телефон из кармана и позвонил Андрею.

— Да, дочка, как ты? — сразу взял трубку тот.

— Андрей, это Роберт.

— Как Юля, сынок?

— В порядке. Она спит сейчас. Как Марина?

— Она перенервничала, и я дал ей таблетку успокоительного. Пусть тоже поспит. Роберт, ты отличный парень. Я глазом не успел моргнуть, как ты скрутил этого подонка. Я очень испугался за Юлю. Ты береги ее, пожалуйста.

— Хорошо, конечно. Если вам будет угрожать этот Сергей, звоните сразу мне и пригрозите ему, что обратитесь в милицию. Этому человеку есть чего боятся. Но я думаю, что теперь он будет искать нас без вашего участия. И все равно, будьте осторожны.

— Спасибо, Роберт. Молодец, что позвонил.

— Андрей, я хотел спросить, вы не знаете, как Юля познакомилась с Сергеем?

— Мой приятель привел его в дом. Сергей увидел Юлю, и на следующий день уже приехал с цветами. Она долго ни с кем не встречалась, и мы радовались, что кто-то решил растормошить ее.

— И что, совсем ни с кем не встречалась?

— В восемнадцать Юля обозлилась на весь мир из-за твоего приятеля, ушла из дома и два года жила отдельно. Она будто остервенела, работала с каким-то иностранцем, но вроде как у них ничего не было. Знаю только, что он Юлю звал с собой уехать, даже визу они уже сделали. А потом вернулась домой опустошенная окончательно. От нее одна тень осталась, мы уговорили ее поступить в институт, подтянули связи… Да ты ее расспроси, что я растрепался старый дурак.

— Да, конечно, расспрошу. Я мерседес оставил около дома своего друга, потом сможете забрать его.

— Спасибо, но это ее машина.

— Да? Не знал. Спокойной ночи!

— До свидания!

«Так я не первый иностранец в твоей жизни, крошка… Интересно, где так хорошо платят в России, что девушки без образования могут позволить себе люксовую машину, — Роберт взглянул на мирно спящую невесту, — Чем же ты эти два года занималась, принцесса моя! — Он достал из кармана свой телефон и позвонил своему отцу.

— Привет, как Джулия? — первым делом спросил Эдвард.

— Спит на соседнем сидении. Утром будем в Москве.

— Бедная девочка! Как ей досталось. Ты-то где был?

— Да я понятия не имел, что вот так среди бела дня Джу попытаются умыкнуть у меня из под носа.

— А я тебе сразу сказал, такие красавицы редко бывают одни. Джу принадлежит к той породе женщин, что имеют ауру сексуальности вне зависимости хотят они этого или нет.

— Она, к слову, еще не женщина, — брякнул Роберт.

— Я знаю. И искренне завидую, что ты нашел такой бриллиант.

— Что? Откуда ты знаешь?

— Сын! Ты принес избитую девушку из леса, конечно, я должен был ее полностью осмотреть. В том числе, на предмет насилия. Тот факт, что она девственница, добавил ей сто очков в моих глазах.

— Ты хочешь сказать, что уже пошарил там, куда я, ее жених не посмел заглянуть?

Отец рассмеялся.

— Во-первых, я выполнил свой профессиональный долг, а во-вторых, Джулия тебе не дала пока никуда «заглянуть» и правильно сделала. Еще сто баллов. Соединяя все ее достоинства, возвожу их в весьма высокую степень и не знаю, за какие грехи Господь послал ей такую головную боль в виде моего сына.

— Подарю тебе ее портрет, будешь молиться.

— Если можно, в купальнике.

— Я сказал молиться, а не глаз свой услаждать, — Роберт немного успокоился, — Мне-то, почему не сказал?

— Есть такое понятие, как врачебная этика.

— Несмотря на невинность и юный возраст, она успела накуролесить так, что теперь не знаешь, как и разобраться.

— Виктор навел справки, у нее чистая биография.

— Так ты уже и здесь успел?

— Роберт, ты собрался жениться и думаешь, меня не заботит кто будущая мать моих внуков?

— И кто будущая мать твоих внуков?

— Приехали. Джулия Фаррелл! Ты там окончательно свихнулся?

— Нет, отец, извини. Просто устал.

— Может, передумал?

Роберт рассмеялся.

— Нет, старина, даже не мечтай! Хочу еще больше.

— Хорошо. Держи руль тогда крепче, — отец сбросил звонок.

Роберт достал диск группы «Кино», который ему подарил Артур, сын Виктора, и негромко включил музыку.

Проснулась Юля.

— О, ты слушаешь «Группу крови»? — удивилась она, — Обожаю Цоя. Как тут кресло поднимается?

— Ручка справа. Как и в твоей машине.

Юля села, открыла козырек с зеркалом и придирчиво оглядела свое лицо.

— Смотрю, тебе легче, моя прелесть!

— Да. Нужно позвонить родителям. Волнуются ведь…

— Если только хочешь вновь переполошить весь дом. Они уже спят, — рассмеялся Роберт, — Пока ты спала, я уже всем позвонил, — Он протянул ей телефон. — Держи.

Она включила аппарат и увидела пять пропущенных звонков от Филатова.

— Что, серый волк звонил? — Роберт нахмурил брови.

— Да.

— С ним днем разбираться будем. Впереди еще ночь дороги.

Юля сжала кулаки и закусила губу.

— Что тебя мучает, любимая?

— Не знаю даже, как сказать тебе, но сказать придется, — все равно это выйдет наружу. Знаешь, зачем он хотел похитить меня?

— Не мучай себя, — мрачно перебил ее Роберт, — Эдик был со мной откровенен.

Он взял ее за руку, и Юле сразу полегчало, когда на ее ладони бережно сомкнулись его сильные тонкие пальцы.

— А ты еще хотела пойти одна. Ты хоть понимаешь, где бы ты сейчас была? — отчитал он Юлю.

— Не представляю, чтобы он со мной делал в таком состоянии? — закрывая лицо руками, посетовала она.

— С тобой в таком состоянии он мог сделать, что угодно, — достаточно резко проговорил Роберт. — Позволь не вдаваться в подробности.

— Львенок, ты второй раз уже спасаешь мне жизнь, — Юля приложила руку к груди.

— Да ладно тебе, вокруг такой женщины не могут не кипеть страсти. Признайся лучше, это последний твой воздыхатель или еще есть претенденты? Где мы появляемся, везде натыкаемся на поклонников Вашего Высочества. Вы уж огласите сразу весь список, пожалуйста.

— Роберт, прекрати, — Юля слегка стукнула его по руке и поддразнила: — Я посмотрю в Лондоне на твои списки поклонниц. Вокруг такого мужчины не могут не кипеть страсти.

Роберт развеселился:

— Ни за что не поверю, что тебя это хоть немножечко волнует, — поддел он Юлю. — Ты, мне кажется, еще и в Англии зажжешь. Отец сказал, что мы с тобой два сапога пара. Покой нам только снится. Но даже с моей любовью к приключениям, встретив тебя, я уже начал подумывать, на какой бы необитаемый остров тебя затащить, чтобы спокойно побыть наедине. Кстати, как у тебя с английским?

— Отвратительно, — честно призналась она. — Несмотря на то, что это мой любимый язык после русского, заниматься мне им было некогда, хотя объясниться с человеком я смогу.

— Это дело наживное, — Роберта раздирало любопытство расспросить о таинственном иностранце, но он промолчал. — Придется заняться твоим обучением, любимая. Давай попробуем пообщаться?

— Ты прав, это необходимо. Только не тараторь, — согласилась она.

Задав несколько вопросов на английском и получив ответы, Роберт сделал вывод:

— Никогда не предполагал, что можно так глумиться над английской грамматикой. А где ты нахваталась техасского акцента, я даже боюсь предположить. Какой варвар обучал тебя? — блеснул он хитрым взглядом в ее сторону.

— Жизнь, милый мой! — усмехнулась Юля, отведя глаза, — варварская жизнь.

— О, небо! Сколько еще тайн хранится в этой женщине? — простонал Роберт.

— Это тоже тайна, — Юля нежно ткнула его кулаком в плечо, — и держи руль, здесь тебе не Англия, дороги еще те.

Она сделала музыку погромче и закрыла глаза. Пережитые днем потрясения не прошли даром, ее снова поклонило ко сну. Роберт остановил машину, достал плед с заднего сиденья и укрыл Юлю. Она улыбнулась ему.

— Спи, моя хорошая, — прошептал он, взъерошив ей волосы, затем достал термос, налил себе кофе и сел за руль.

Машина плавно покатила по шоссе, Юля почувствовала мягкое рукопожатие любимого и заснула.

***

По дороге Фаррелл постарался сосредоточиться на своей книге «Философия бесполезной войны», но все его мысли крутились вокруг любимой женщины. «Насколько тяжело Джу пришлось в жизни и как, будучи такой красивой, она смогла не впасть в искушение? Наверняка вокруг нее постоянно кипели страсти и интриги. Какая сила скрыта в ней? Но ведь есть предел, и она чуть не сдалась, давая согласие на брак тому, другому. В ней сейчас словно открылось второе дыхание. И она прекрасна в своей слабости! — Роберт расплылся в улыбке. — А ведь чертовка не спасовала, встретив Саню, как держалась при разговоре с этим, как его, Филатовым».

Юля проснулась, когда начало рассветать, сладко потянулась и глянула в окно. Осенний лес мелькал красно-оранжевыми пятнами, пожелтевшими лугами и серой дымкой туманных озер, сменяясь брошенными покосившимися домами небольших деревень и разрушенными храмами.

— Роб, милый, ты что, ехал без остановки? Ой, это ведь уже Тверская область, — она, прочитала промелькнувшее название населенного пункта.

— Да, принцесса, ты права, сейчас где-нибудь на заправке остановимся. Ваше Высочество хоть немного отдохнуло?

— Да, и Мое Высочество настаивает после остановки поменяться местами, — улыбнулась Юля, еще больше закутываясь в пушистый плед.

Роберт взглянул на нее, и глаза его просияли.

— Спасибо, любимая, ты настоящий друг, — благодарно произнес он, и увидев приличную заправку, развернулся на шоссе.

Яркий свет и горячий чай взбодрили их. Аромат коричных круассанов раздразнил аппетит, и они съели еще по шоколадному мороженому.

— Ну что? — Роберт ласкал невесту взглядом. — Встретим рассвет и поедем дальше? Видела впереди красивое озеро? Хочешь, можем немного пройтись?

Юля с нежностью коснулась его небритой щеки.

— У тебя еще есть силы? — удивилась она, и Роберт уверенно кивнул. — Тогда с удовольствием.

Они вышли на воздух, и Роберт, захватив из машины плед, зашагал вслед за Юлей по тропинке. Над озером расстилался густой туман, словно облако, решившее отдохнуть, опустилось на землю. На берегу Роберт накинул на плечи плед.

— Иди ко мне, — поманила она возлюбленного и укутала вместе с собой.

Мало-помалу занималось осеннее утро. Легкий ветер гнал листья с деревьев, а перелетные птицы сбивались в стаи, готовясь к долгому перелету. Природа просыпалась, а двое влюбленных стояли, обнявшись, на берегу, целовались и не могли оторваться друг от друга.

— Жизнь моя, — шептал Роберт, — когда Юля, чтобы перевести дух, отрывалась от него, — куда ты? Не убегай от меня.

Роберт крепко обнимал ее, и она снова и снова открывалась для поцелуя. Влюбленные и счастливые вернулись они в машину. Юля села за руль, а Роберт устроился рядом, пожирая ее глазами.

— Чай не очень взбодрил, сейчас бы хорошей арабики, — посетовала она, смущаясь от его плотоядного взгляда.

— Кофе полно, налить? — Роберт достал термос.

— Не откажусь, хотя ты согрел меня так, что самое время выпить чего-нибудь со льдом.

Ямочки показались на щеках возлюбленного. В такие моменты ей казалось, что земной шар остановился.

— Может, продолжим? Я бы и еще не отказался, — искушал он, паукообразно пробежав пальцами по ее ноге.

— Нет уж, — она убрала его руку, — а то до свадьбы все переделаем, а на потом ничего не останется.

Они рассмеялись. Роберт налил ей кофе.

— Я не доживу, — вздохнул он.

Юля сделала пару глотков, завела двигатель, и они вновь тронулись в путь.

— Поспи хоть немного. Я разбужу тебя, когда будем подъезжать. И это не просьба.

Роберт усмехнулся, включил спокойную музыку и послушно закрыл глаза. Уже через час они въехали в Москву.

Юля припарковалась на безлюдной улице, не зная, куда ехать дальше, и посмотрела на своего принца. Его немного хищная красота завораживала ее. Густые брови, будто высеченные из мрамора скулы, нос неровный, как после перелома и дерзкая улыбка на приоткрытых губах. «Как хорошо, что он уснул, — она устало откинулась на спинку сиденья и потёрлась затылком о подголовник. — После вчерашних событий ночь дороги — это уже слишком. Пусть поспит».

Но тут Роберт потянулся в своей кошачьей манере и открыл глаза.

— Привет, любимая, — промурлыкал он. — Москва — город контрастов, приветствую и тебя! Давай меняться местами. И скорее в отель.

— Как ты чутко спишь. Я хотела дать тебе немного отдохнуть, — разочарованно вздохнула Юля.

— Не расстраивайся, я предпочту это сделать в ближайшем будущем в удобной постели комфортабельного номера, прижимая к груди свое сокровище, — Роберт чмокнул ее в щеку и выскочил из машины.

Юля вышла за ним и поежилась от холода. Роберт помахал руками и попрыгал, а она оглянулась на проехавший мимо «Мерседес» как у Филатова и чувство непонятного животного страха закралось ей в душу. «Когда же это кончится, и призрак изживших себя отношений покинет меня? Чего я боюсь? Или кого? Филатова? Нет. Тогда что происходит? Опять интуиция? Что еще Сергей готовит, зачем названивал весь вечер?»

Роберт тихонько подкрался сзади и подхватил ее на руки.

— О чем мечтаем? Или о ком? — он покружил с ней по тротуару. — Исполню любое желание!

— Хочу девочку или мальчика с такими же, как у тебя, синими-пресиними глазами, — прошептала она ему на ухо и рассмеялась.

— Заказ получен, — довольно проурчал Роберт.

Он донес её, поставил на землю и открыл перед ней дверь автомобиля.

— Поехали, маленькая моя, поехали, — он слегка хлопнул ее чуть ниже спины и помог сесть в машину.

***

Пока Роберт договаривался с администратором отеля, Юля позвонила домой. Мама взволнованно спросила без предисловий.

— Вы где?

— Отель «Белый олеандр», — прочитала Юля название гостиницы с буклета на столе. — Только приехали в Москву.

— Ну и хорошо. Мы с папой решили уехать, пожить недельку на даче. Так что звони на мобильный нам в следующий раз. А вы…

— Роберт меня зовет, — соврала Юля, ей просто не хотелось отвечать на вопросы, которыми мама могла сыпать бесконечно. — Я перезвоню.

В номере Роберт помог снять ей куртку и обнял за плечи.

— Ты голодна?

— Скорее не выспалась.

— Тогда, Ваше Высочество, прошу располагаться, — он сдернул покрывало с постели и, скинув верхнюю одежду, первым нырнул под одеяло.

Примечания:

  1. Nice one (англ) — Неплохо.
  2. And Bob’s your uncle (англ.) — И Боб твой дядя.— это выражение часто употребляют в Великобритании. Его ставят в конец предложения, и означает оно что-то вроде «Вуаля!»
Берег. Территория любви. Глава 10


Продолжение следует.