Часть первая. Россия. 2001 г.

Глава пятая

Дождь заливал набережную, напоминая, что на дворе уже не лето. Роберт подбежал к припаркованному у отеля черному джипу размером с грузовик и, оглянувшись, нырнул в него. Водитель рванул с места, и машина покатила по набережной. Светловолосый короткостриженый здоровяк, сидевший за рулём, толкнул Роберта плечом в плечо:

— Здорово, Британец!

— Рад встрече, Самурай! – Роберт посмотрел на фиолетовый шрам, опоясавший шею друга.  Всякий раз ему казалось, что голова у того пришита к шее.

— «Первая встреча, последняя встреча…» — пропел красивым баритоном Дмитрий Сотников, он же Самурай, строчку из старинного романса и на скорости вошел в крутой поворот.

— Какой талант зарыл в землю, тебе бы в Гранд-опера выступать, — подколол Роберт друга, — Правда, не возьмусь судить: стреляешь ты лучше или поешь.

— Да, ладно. Отслужил я уже свое.

— Как удалось выйти на Рябого?

 — Так он решил в Москве обосноваться, а врагов у него здесь, аки песку морского.  Столько ребят наших полегло из-за предателя. А Саня вообще ушел из плена живым только благодаря тебе. Так вот, решил Рябой замести следы и убрать тех, кто его знал хорошо и сам начал проявляться. В ресторане гостиницы, куда я тебя поселил, он уже третий день появляется.

— Главное теперь не упустить его! — Роберт побарабанил пальцами по двери.

— Должно сладиться.  Малыш ведет его от самого отеля.  Рябой еще в один клуб заезжал…  Под твоим сиденьем в сумке ствол. 

— Интересно! — Роберт надел перчатки, осмотрел содержимое сумки, улыбнулся и протянул:

— Давно не брал я в руки шашек, так вы любили говорить?

Дмитрий усмехнулся:

— Не забыл! —  Он погладил шрам на шее. — Как там док? Всегда за здравие его в церкви поминаю. Если б не отец твой тогда — крышка мне! Мастер он головы пришивать.

— Есть такое.

— Он тоже в Москве?

— Да. Прямо с самолета на операцию уехал, — ответил Роберт. — Они с Правдиным очень сдружились.

 Раздался звонок.

— На связи! Ах, собака!.. — смачно выругался Дмитрий. — Ладно, мы уже рядом, сейчас постараюсь на хвост тебе сесть. — Дмитрий вдавил педаль газа в пол, и машина стрелой устремилась вперед. — Соскочил он из соседнего клуба, ну ничего, догоним.

***

Выбравшись на Каширское шоссе, Дмитрий петлял между других машин, пока, наконец, не пристроился в хвост черному «БМВ».

 — А вот и Малыш.

— Где?

— Впереди, на черной бэхе. Видишь? Пора его сменить, чтобы не спугнуть Рябого.

— Куда, интересно, он из города рванул? — Роберт сжал руки в кулак.

— Главное, чтобы не в аэропорт, — сквозь зубы процедил приятель, — а так-то, за городом гораздо удобней его взять будет.

Он моргнул фарами и обошел машину Малыша. Теперь он вел цель.

— Чего это он, на джип пересел? — размышлял вслух Дмитрий. — Вроде, в клуб на мерине приехал.

— Шифруется.

— Их трое в машине, справимся. Куда ж ты, родной?

Машина Рябого неожиданно резко свернула на пустынную проселочную дорогу. Дмитрий следом резко вошел в поворот.

— Брат, выбирай место и прижимай его, он нас вычислил. Уйдет ведь, — занервничал Роберт.

— Все нормально. Сейчас сделаем. Ох, не повезло тебе, тварь. Сам себя загнал.  Здесь не место, а мечта!

Из люка преследуемой машины неожиданно высунулся бородач и дал короткую очередь из автомата по джипу. Пробитое в нескольких местах лобовое стекло покрылось паутиной трещин.

— Чтоб тебя! — Дмитрий резко вывернул руль, и машину занесло на мокрой дороге.

 Додж выписал крутой вираж и съехал в кювет.

— Приехали… — Роберт перешел на английский, выпутываясь из ремня безопасности.

За окном появилось встревоженное лицо Сани. Он рванул ручку двери на себя.

— Живы?

Из Дмитрия ругательства вырывались как пламя из огнедышащего дракона.

— Ну все! Остынь! — оборвал его Саня на полуслове.  — Оружие из машины нужно скинуть, а то, не ровен час, гаишники нарисуются. И давай вытаскивать тебя за хвост.

Машину Дмитрия парни прицепили тросом к Саниному  «БМВ». С мощным рыком джип, влекомый лидером немецкого автопрома, выбрался на дорогу.

Саня Громов, он же Малыш: среднего роста красавец-блондин с голубыми, как у невинного младенца, глазами, с опушкой из длинных золотистых ресниц, вышел из машины и крепко обнялся с Робертом. Потом повернулся к Дмитрию:

— Ты как в кювет съехал? Дал бы по газам и боднул их тачку со всей дури.

— Да пошел ты! Была охота холодным в ремнях болтаться. Это ж тебе не БТР.

— Ладно, парни, живы и слава Богу! Нужно разбегаться, — Роберт обошел машину Дмитрия. — Только как с таким стеклом ехать?

— Да, Самурай, на лобовое стекло ты попал, надо заменить по-тихому. В Москву с таким нельзя, — Саня задумчиво почесал затылок, — Помощь нужна?

— Сам разберусь. Езжай в город, оружие только в канаве не забудь, — буркнул Дмитрий. — Тут неподалеку мастерская есть. Свои пацаны работают.

Он достал из багажника покрывало, кинул его на торпеду и выдавил растрескавшееся стекло в салон. Собрал полотнище тюком, кинул на пол и грузно плюхнулся на водительское сидение.

— Давайте, парни! Днем созвонимся, — Дмитрий махнул рукой и завел двигатель.

— Поехали, Роберт, — Саня спустился в канаву и выудил оттуда сумку с оружием, — пообщаемся по дороге, сколько лет-то не виделись!

***

— Как ты? По-прежнему репортажи строчишь? — Саня устало откинулся на спинку сиденья, придерживая руль одной рукой. — Не женился еще? 

— Да. С моей работой на месте не засидишься. А по поводу женитьбы… Слушай, мне надо с тобой посоветоваться. Я встретил девушку…

—  Англичанка, или кто из наших?  Как звать? — оживился Саня.

 — Из наших! — Роберт радостно повернулся к другу. — Юля!

— Юля? — Саня помрачнел.

— Что-то не так?

— Нет, все ровно. Башка что-то разболелась.

— Тогда не буду тебя грузить. Днем обсудим. Я её нашел в лесу. Лежала без сознания, избитая. При ней была сумка с документами и несколько приглашений на ее собственную свадьбу с неким Сергеем Филатовым. Вы же учились в Питере.  Может, у вас там остались какие-нибудь связи? Помочь бы ей вспомнить. Но так, чтоб без полиции.

— А имя ей ничего не напомнило? Да и телефон ведь в сумке наверняка был.

— Понимаешь… Я Юле не сказал, что нашел сумку и документы. Решил, пусть немного побудет без прошлого. Ей так будет лучше.

— Да, ты коварный перец… Не ей, тебе так лучше. Умыкнул девушку со свадьбы! Интересно взглянуть на мадам, что так вскружила тебе голову. Да, Питер-Питер… — рассеянно пробормотал Саня, а потом вдруг посетовал: — Зря я женился, сразу после института…

— Ты вроде и на войну ушел из-за семейных неурядиц?

 — Да. А вернулся, сразу разошлись.

— Тебя девушки всегда осаждали, один не останешься.

— Да дело не в том, что баб нет. Тут другое. Прошлое червем гложет.

— Мы с тобой столько просидели в вонючей яме в плену, обо всем вроде переговорили. Неужели я что-то не знаю о тебе?

— Это настолько личное… У меня одна девчонка до жены была, чистая, не испорченная. Красивая такая, с фигурой.  Когда она по улице шла, народ шеи сворачивал. Очень любила меня, не знаю за что. Сдрейфил. Подумал, создал Господь такую красоту для другой жизни… Да и вообще, Малышке моей, я так ее звал, тогда семнадцати не исполнилось. Дальше поцелуев дело не заходило. Мда… Накануне своего выпускного пригласил ее на свидание и сказал, как отрезал: «Куда я, зеленый специалист со смешным окладом, тебя во Владик потащу?» Малышка всегда веселая такая была, улыбка в тридцать два зуба, глаза блестели, а тут… Мы с ней ночь целую проговорили. Я девочку свою утром узнать не смог. Взгляд у нее омертвел. Но утешал себя дурак, пройдет время, оклемается, станет звездой эстрады или подиума.  Сама спасибо потом скажет. Она в конкурсе красоты в том году как раз участвовала. Ребята по курсу меня не поняли. Глаз на нее тогда положили многие из нашей компании, а она кроме меня смотреть ни на кого не хотела. Так что с пацанами мы тоже холодно расстались.  А я через неделю после выпуска женился на девахе из соседней общаги. Спал с ней самым бесстыдным образом уже два года. Уехали с супругой за тридевять земель. Как же потом жалел, волком выл… Отправился на войну по контракту. Если бы сейчас встретил девочку ту, на колени встал, прощения у нее попросил…

— Так что же ты ее не нашел?

— Да как-то совестно было. Самурай пытался ее разыскать, но безуспешно.

— Он тоже в нее влюблен?

— Нет… Дружили и все. Такие оба эпатажные. Зажигали на дискотеках так, что их заприметил кто-то с телевидения, и пару раз приезжали для передачи молодежной снимать. Такое на сцене вытворяли! Ладно, не знаю, что на меня нашло. По поводу твоей Юли можно попробовать узнать. Только тогда давай мы познакомимся хотя бы с ней.

— Давай, — согласился Роберт и добавил с улыбкой, — только, чур, не отбивать. Знаю я, как твой взгляд с поволокой на женские сердца действует разлагающе.

— Да ладно, у тебя отобьешь, пожалуй.  Ты когда уезжаешь из Москвы?

— Не в курсе пока.  Днем созвонимся и решим. И притормози где-нибудь цветы купить.

— Не вопрос. Здесь будет одно место по пути.

***

     Роберт вошел в номер, тихонько подкрался к кровати и прислушался к дыханию возлюбленной. Затем поставил цветы в вазу и скрылся в ванной комнате.

 Под душем, он прокрутил в голове события этой ночи. Роберт мечтал отомстить Рябому, но сейчас ему показалось, что смерть виновника его бед не принесла бы удовлетворения. «Неужели, я расстроен из-за того, что не отправил человека в мир иной?  — задавался он вопросом. — Как давно я стал таким кровожадным?»  Роберт обмотал бедра полотенцем и отправился в спальню. Его мучило искушение нырнуть под одеяло и взять Юлю тепленькой и сонной. Но как отнесется она к такому неожиданному пробуждению. Он тяжело вздохнул и пошел в кабинет на диван. Но сон не шел. Тогда, Роберт откупорил бутылку коньяка, захватил стакан и вышел на балкон. Сто грамм «Хеннесси» обожгло горло, оставив доброе послевкусие. Усевшись в плетеное кресло и вытянув ноги, Роберт выпил второй бокал коньяка уже не спеша. Мысли упорядочились в голове и соблазнительный образ Юли дезабилье, однажды увиденный им, вышел на первый план и раздразнил воображение. «Завтра Джу станет моей, и уже даже черт не отберет ее у меня» — пообещал себе он и отправился спать.