Часть первая. Россия. 2001 г.

Глава 11

Ближе к полудню их разбудил звонок Эдварда.

— Надеюсь, вы уже в Москве, целые и невредимые? — иронично поинтересовался он у сына.

— Да, спасибо, а который час? — сонно спросил Роберт.

— Час дня, сын мой. Давайте пообедаем сегодня вместе. Надеюсь, документы вы привезли. Я обо всем договорился. Джулия получит визу, и отправляйтесь в Лондон, на растерзание моим сестрам. Это хоть и страшно, но не сопряжено с опасностью для жизни. А там венчайтесь, женитесь — что угодно делайте. Ты заставил меня понервничать в последнее время, — отчитал его отец. — Совсем не считаешься с моим возрастом.

— Спасибо, пап, и прости меня, — покаялся Роберт, — Мы остановились в «Белом олеандре». Дальше не было сил ехать. Я тебе адрес в сообщении пришлю. Давай через пару часов.

— Прощаю. Твоя принцесса прекрасна и того стоит, — смилостивился отец. — Закажи стол, я приеду через два часа.

Роберт повернулся к Юле:

— Итак, наша свадьба начинает принимать реальные очертания, — проговорил он бархатно и потянул ее за край футболки.

— Я забыла кое-что сказать тебе, — Юля села, обхватив колени.

— Что? Что ты еще забыла?

Юля спрятала лицо в ладонях, он сел рядом, нервно сцепив пальцы.

— Говори, не молчи.

Уголки ее губ дрогнули.

— Я ведь не сказала самое важное… — она обвила его шею руками. — Я люблю тебя.

Роберт облегченно выдохнул.

— Первое признание! — воскликнул он, возведя глаза вверх. — Джу, ты меня чуть до инфаркта не довела.

— Просто я ни разу этого тебе не говорила, — со смехом оправдывалась она. — В моем словаре давно вычеркнуто слово «любовь».

Роберт повалил ее на кровать, но Юля выскользнула и убежала в ванную.

— Дикая кошка! — крикнул он ей вслед. — Тебя вообще можно приручить или нет?

— Или, — раздалось из-за дверей.

— Обнадежила, — пробормотал он под нос, улыбаясь от уха до уха.

Роберт позвонил в ресторан, заказал столик. Затем он впервые за неделю включил телевизор и нашел канал новостей: «Что там хоть в мире делается?».

***

Юля тихо подкралась к Роберту, села сверху и начала разминать легкими массажными движениями его тело: его идеальные плечи, спину — точеный рельеф, ни грамма лишнего жира. Он спрятал лицо в подушку и застонал от удовольствия.

— Какого античного героя твои родители взяли за образец для создания сына? — спросила Юля лилейным голоском, любуясь телом избранника.

— Укусила больно, а теперь ластишься? — рассмеялся он. — Продолжай, мне нравится.

— Нет, правда. Ты, наверное, самый совершенный мужчина, которого я встречала, — продолжала Юля.

— У тебя волшебные руки, — промурлыкал Роберт, — можешь говорить, что угодно, только не останавливайся.

— Ты обвиняешь меня в лести? — возмутилась она, слегка ущипнув его.

— Мужчина как мужчина, — вздохнул он.

— De gustibus non est disputandum , — пропела Юля, взъерошила ему волосы и поцеловала в шею.

В этот раз Роберту удалось ее схватить, и она не стала убегать.

— Мне всегда будет… мало тебя… Тобой невозможно пресытиться. Я хочу постоянно чувствовать тебя рядом, — прошептал Роберт, оказавшись сверху. Его ладонь легла на ее грудь и требовательно сжала, затем скользнула на живот и опустилась между бедер, проникнув под кромку белья. Прикосновение его пальцев к коже заставило задрожать ее.

— А я не хочу, чтобы ты пресыщался, — прошептала Юля в ответ и увернулась от чересчур откровенной ласки возлюбленного, — но тоже хочу быть рядом с тобой всегда.

Роберт навалился на нее всем телом, но тут зазвонил телефон.

— О нет! Это никогда не кончится. Неужели отец уже здесь, — Роберт недовольно зарычал, но протянул руку за трубкой. — Да, папа, мы тоже через пятнадцать минут спустимся. Ресторан на первом этаже, встретимся там.

— На необитаемый остров! Вдвоем! Без связи с внешним миром! Согласна? — нахмурил он брови.

— С тобой хоть на край света, — пообещала Юля и выпорхнула из его объятий.

Телефон Роберта снова зазвонил, когда тот был в ванной. Юля подошла и, взглянув на дисплей, ответила абоненту по имени Малыш.

— Привет, — поздоровалась она.

— Юлька, как ты? Вы в Москве уже?

— Да! Спасибо, все в порядке. Роб сейчас принимает душ. Я скажу, что ты звонил, — она слишком хорошо знала бывшего возлюбленного и хотела повесить трубку, чтобы он не свернул в разговоре, куда не нужно.

— Хотел бы я оказаться на его месте, — вздохнул Саня.

— У тебя проблемы с водой? — усмехнулась Юля.

— Юлька, Юлька! Все решено, вы женитесь? — безрадостно произнес старый друг.

— Да. Свадьба будет в Лондоне. Я даже не знаю, там ведь свидетели нужны, — задумчиво ответила она.

— Предлагаю наши с Дмитрием кандидатуры, готовы прибыть в любую точку земного шара, — предложил Саня.

— Хочешь испить чашу до дна? — искренне удивилась Юля.

— Что-то в этом роде.

— Спасибо, мы подумаем, — Она желала уже закончить разговор этот странный разговор.

— Ладно, пусть перезвонит. Пока-пока, — Саня отсоединился.

Снова раздался звонок, но это уже заливался трелью ее телефон. Юля посмотрела на дисплей — Сергей. В этот момент в комнату вошел Роберт. Увидев ее глаза, он сразу оценил ситуацию. В один прыжок молодой человек оказался у аппарата и принял вызов:

— Слушаю вас.

В трубке некоторое время хранили молчание.

— Это я с кем говорю? — заносчиво произнес Сергей.

— С будущим мужем той, кому вы звоните.

— А лично она уже не готова отвечать? — язвительно задал он вопрос.

— В свете последних событий — нет, — лаконично ответил Роберт.

— Забавно, но, тем не менее, я считаю, что мы должны встретиться. С ней или без нее. Назначьте место, — высокопарно потребовал Сергей.

— Город Москва, клуб «Лондон», сегодня в восемь часов вечера, — Роберт назвал место, где хозяин был старым знакомым Дмитрия.

— Москва? — переспросил Сергей и, подумав, добавил:

— Нет. Я приеду на встречу только завтра в одиннадцать утра. Адрес назовите.

Роберт назвал, и Сергей отсоединился.

Юля стояла у окна, обхватив себя руками. Возлюбленный тихо подошел к ней и обнял ее за плечи:

— Маленькая моя, не переживай, ты не увидишь его больше. А сейчас пойдем, перекусим.

— Роберт, — Юля вывернулась из его объятий и прошлась по комнате, — я не могу понять, зачем ему нужна эта встреча. Что-то здесь не так.

— Вот завтра встретимся, и все станет на свои места, — Роберт подошел к зеркалу и поправил воротник рубашки. — Все будет, как ты скажешь. Пойдем, любимая, нас ждут.

— Саня звонил, — сказала она по дороге в ресторан, с удовольствием переплетаясь с Робертом пальцами рук.

Юля так полюбила тепло его ладоней, что они, как дети, везде ходили, взявшись за руки.

— Это хорошо, перезвоню ему чуть позже.

***

В ресторане Эдвард встал им навстречу и по очереди обнял их.

— Поздравляю, поздравляю, — Фаррелл-старший коснулся губами Юлиной щеки. — Джулия, я искренне рад, что мой сын сделал тебе предложение. Добро пожаловать в семью!

Официант принес меню. Юля рассеянно читала названия блюд, размышляя думая вовсе не о еде: «Не нужен Филатову разговор с Робертом! Раз Сергей решился на похищение, значит не отстанет от меня. И нужна ему я, а не разговоры с моим прекрасным принцем».

— Джулия, ты с нами, с тобой все в порядке? — Эдвард накрыл ее ладонь своею.

— Простите, я задумалась.

От руки Фаррелла-старшего исходило приятное тепло. Он смотрел на нее так, словно видел впервые. Буквально на секунду взгляд Эдварда скользнул по Юлиным губам, плечам. Откинувшись на спинку стула, произнес:

— Я спросил тебя: ты хочешь иметь двойное гражданство? Нужно начинать оформление документов.

Юля взглянула на Роберта. Он наблюдал за ней, нервно постукивая пальцами по столу.

— Я никогда не откажусь от России, — с трудом включилась она, в разговор. — Сколько вообще потребуется времени для получения английского гражданства?

— Три года брака с англичанином, рекомендации двух человек, знание языка дадут тебе право на гражданство Великобритании и получение нашего паспорта. А пока нужно оформить визу и вид на жительство. Кстати, ты в курсе, сколько стран открыто для человека с английским паспортом?

— Если честно, никогда об этом не задумывалась, — Юля напустила на себя заинтересованный вид. — И сколько?

— Сто семьдесят четыре, — в голосе Фаррелла-старшего прозвучала гордость за отчизну.

— Ух ты! — удивилась Юля. — А для въезда в Россию нужна виза?

— Да, для России виза нужна. А медицинское образование ты получишь в английском университете. Как у тебя с английским? — сам того не ведая, Эдвард прошелся по ее самым больным местам.

— Не очень, — Юля под столом нервно скомкала угол скатерти.

— Я думаю, Роберт тебе в этом вопросе поможет. Вы с брачным договором что-нибудь уже решили? — этим вопросом мистер Фаррелл окончательно поставил ее в тупик.

Роберт пришел Юле на помощь.

— Ты сейчас своими вопросами доведешь Джу до обморока. Или она сбежит и с этой свадьбы, — притормозил он отца и незаметно под столом стукнул Юле по рукам за измятую скатерть. — Я ее уже изучил.

Эдвард понимающе улыбнулся:

— Ладно, Джулия, доверься нам. Мы подготовим все бумаги сами, просто почитаешь потом. Заедете сегодня в посольство с документами.

Так за разговорами пролетел обед. Фаррелл-старший встал, Юля с Робертом поднялись следом.

— Да, и будьте аккуратны. Хватит уже неприятностей, — Эдвард, прощаясь, обнял Юлю и добавил шепотом:

— Я так понимаю, на тебя идет настоящая охота. Береги себя.

Он пожал руку сыну и удалился в свойственной ему манере — стремительно и уверенно.

Юля повернулась к Роберту, он встряхнул ее за плечи.

— Что с тобой происходит сегодня? Скажи мне, о чем ты думаешь? Я не могу видеть, как ты мучаешься.

— Не знаю, Роб. Может, действительно накручиваю. Но я жду от Сергея какой-нибудь гадкой выходки, — всплеснула она от досады руками.

Он улыбнулся и обнял ее.

— Неужели ты сомневаешься в моих силах?

— Нет, Роб, нет. Просто интуиция редко подводит меня, — оправдывалась Юля.

Роберт немного отстранился от нее и задал вопрос, который она задавала себе и сама.

— Почему же твоя интуиция молчала, когда ты соглашалась выйти замуж за того монстра, который, чтобы получить твое тело, чуть не отправил тебя на тот свет?

— Сама не знаю. Ладно. Наверное, просто нервы, — вздохнула Юля.

— Вот это уже больше похоже на правду, — подмигнул Роберт. — И для восстановления твоей нервной системы предлагаю организовать шопинг сразу после визитов в официальные заведения. А вечером, если хочешь, давай отметим нашу помолвку, пригласим ребят? Ты под надежной защитой, выброси дурные мысли из головы.

— Да, давай, отличная идея!

***

Когда они ехали в посольство, Роберт расспрашивал Юлю по-английски и всю дорогу до консульства терпеливо поправлял ее сбивчивые ответы.

Пройдя необходимые инстанции, заполнив множество бумаг и тестов, Юля совсем отключилась от одолевавших ее днем тяжелых мыслей. Закончив с официальными делами, они заехали в кафе перевести дух.

— Как ты? — Фаррелл, сделал заказ и окинул невесту теплым взглядом.

— Взмокла, как мышь под метлой, — честно призналась Юля. — А скажи мне, пожалуйста, что за бумаги, связанные с финансами, ты заполнял?

— Эти бумаги подтверждают, что я беру тебя на полное содержание. Так полагается. Ты ведь не бизнесом туда заниматься едешь, — он хитро улыбнулся.

— Ну вот, докатилась. Содержанка, — вздохнула Юля.

— Не содержанка, а моя жена, за которую я отвечаю во всем, — Роберт поучительно поднял палец вверх. — В отличие от русских, у нас к браку относятся гораздо серьезней.

— А какой брачный договор мы будем заключать с тобой?

— Что не бросишь меня до конца наших дней! — состроив страшное лицо, прорычал Роберт.

Они посмеялись. Юля нашла под столом его ногу и пощекотала по лодыжке острым мыском сапога.

— Я подпишу его кровью, — с придыханием в голосе сказала она и будто в танце плавно повела плечами.

— Не буди во мне зверя, не сдержусь ведь, — Роберт игриво посмотрел на нее.

— Мне всегда казалось, что англичане — холодные, в плане темперамента, люди. Похоже, я заблуждалась, — усмехнулась Юля, сменив тон и убирая ногу.

— Ты забываешь, что я наполовину русский, и ты эту половину окончательно во мне разбудила. Ладно, вспомним наставление отца, — напомнил Роберт и перешел на английский язык.

— Сейчас предлагаю проехаться по магазинам и приобрести тебе то, что нужно в повседневной жизни. Понимаешь?

— Да, — ответила по-английски Юля с видом отличницы, — только не говори так быстро. Твой голос, как горячий шоколад — обжигает, но хочется еще.

— Ого! Если я правильно понял твою словесную абракадабру, в постели с тобой нужно говорить по-английски, — Роберт оплатил счет и подал ей руку.

Роберту нравилось наблюдать за тем, как Юля движется, выбирает вещи, комбинирует их, топает ногой, если не может найти то, что на ее взгляд подошло бы идеально. Он всякий раз с нетерпением ожидал ее появления из примерочной в очередном наряде. Ее глаза блестели, и он чувствовал себя счастливым. «Джу совсем не похожа на тех женщин, что были у меня раньше, — думал он, помогая расправить ей складки на очередном платье или блузке. — Она идеальна в своей утонченной простоте. Очаровательна без всякого усилия. Если бы красота имела очертания, то она приняла бы мою девочку за эталон». На пути им попался ювелирный магазин, где Роберт подарил Юли колье и серьги с изумрудами.

— К твоим зеленым глазам.

Юля вздохнула:

— Мы сегодня потратили целое состояние.

— Еще даже не начинали, — прошептал он ей заговорщицки на ухо.

. По дороге в отель она попросила остановить около подворья Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. Вечерняя служба подходила к концу, было не очень людно. Юля встала у иконы и прикрыла глаза. Она то что-то шептала, то прислонялась к образу головой. Роберт остановился неподалеку и наблюдал за ней, но вскоре отвлекся, заслушавшись пением хора.

***

Проходящий мимо молодой послушник обратил внимание на Юлю:

— Я могу вам помочь? — слегка склонился он перед ней.

— Николай? — удивленно воскликнула она, вспомнив высокого, смуглого, широкоплечего парня с пронзительными карими глазами. Он пытался ухаживать за ней, когда они еще учились в школе. Коля был старше ее на пару лет. Потом он ушел в армию, а когда вернулся, они несколько раз случайно сталкивались в городе. К тому времени Юля уже рассталась с Саней, и жизнь ее напоминала американские горки. По-соседски она вываливала на Николая ворох новостей и не понимала грусти в его глазах.

— Юля? Вот неожиданно!

— Ты принял сан? — удивилась она. — Эх, а я так и не дождалась, пока ты пригласишь меня хотя бы в кино.

Николай рассмеялся.

— Твоя жизнь была похожа на фейерверк… я просто не решался. А ведь мечтал жениться на тебе.

Юля оглянулась на Роберта и, увидев, что он с интересом прислушивается, быстро сменила тему:

— Ты священник?

— Учусь в семинарии. Хочу постричься в монахи. Ты как в Москве, проездом или живешь здесь?

— Проездом. Я выхожу замуж и уезжаю в Англию, — Юля обернулась к Роберту, переминающемуся с ноги на ногу за спиной, и сделала ему знак подойти:

— Познакомься, это мой жених.

— Роберт Фаррелл, — Роберт чуть склонил голову, не зная, уместно ли здороваться со священником за руку. Николай улыбнулся и протянул ему руку первым.

— Поздравляю с прекрасным выбором, — вежливо улыбнулся он и снова обратился к Юле:

— Ты никогда не перестанешь удивлять меня, — с грустью сказал Николай. — А на службу пришла исповедаться или за благословением? Жених-то православный?

— Православный, — кивнула она.

Юля отвела Николая в сторону.

— Я бы хотела спросить совета у священника, но у меня в Москве ни одного знакомого батюшки. В последнее время меня постоянно преследует тревога. Я могу найти тебя в другое время? Может ты поговоришь со мной? — Она доверительно положила руку ему на плечо.

— Запиши телефон, я еще несколько дней буду здесь. — Николай продиктовал свой номер. — И в Петербурге, если понадоблюсь, сможешь найти меня. Чем смогу — помогу.

Напоследок он оценивающе смерил взглядом жениха, перекрестил Юлю и ушел в алтарь.

***

Роберт взял Юлю под руку, они молча вышли из храма и сели в машину. Юля посмотрела на возлюбленного, тот старался сделать серьезное лицо, но уголки губ у него подрагивали.

— Не понимаю, чего ты веселишься? — возмущенно повернулась она к нему всем телом.

— Прости, любимая, но я просто удивляюсь. Одного ты довела до войны, другого вот-вот доведешь до тюрьмы, но встреча в монастыре превзошла все мои ожидания, — Роберт лукаво посмотрел на нее.

— Мы просто учились в одной школе. И общались на уровне «привет-привет», — бросилась Юля с жаром переубеждать его.

— Я так и понял, — Роберт одарил ее невинной улыбкой. — Не хочешь на досуге засесть за мемуары?

— Нет, дорогой, меняю яркие воспоминания на свежие ощущения. Еще вопросы есть? — Юля говорила с вызовом, тем не менее, желая закрыть тему.

— Нет, мэм! — миролюбиво произнес он, притормаживая у тротуара.

— Иди сюда, — сказал Роберт и максимально отодвинул сиденье, — перебирайся.

Юля пересела к нему на колени и посмотрела в глаза.

— Скажи, что ты любишь меня? — тихо попросил он.

— Я люблю тебя, — прошептала Юля.

Роберт поцеловал ее и обнял еще крепче.

— Не сердись на меня, я просто впервые в жизни почувствовал укол ревности. Понимаю, что у принцессы до меня была своя жизнь, но теперь… Не хочу ни с кем делить тебя. Вот, я, оказывается, какой собственник, — покаялся он и потерся об Юлину щеку подбородком.

— И не надо, — мягко ответила она. — С удовольствием вручаю тебе ключи от дверей моего мироздания. Властвуй. Только мудро.

Влюбленная и счастливая, сидела Юля на коленях у Роберта, рисуя пальцем на его ладони замысловатые полукружия, а он всматривался в ее тонкие черты лица и думал о том, как он раньше мог жить без нее.

— Удивительное ощущение, — вздохнул Роберт

— Ты о чем? — спросила Юля, кладя голову ему на плечо.

Сколько бы ты ни прочитал книг о любви, понять, что это такое можно, только когда полюбишь сам. Это многогранное, ни с чем не сравнимое чувство. Мир вокруг тускнеет, когда ты, принцесса, выходишь хотя бы на минуту, и вновь начинает сверкать, когда возвращаешься. Я счастлив, что ты есть, и кажется, что не смогу жить, если в этом мире не будет тебя. Я ловлю каждый твой взгляд, наслаждаюсь теплом твоего тела, вдыхаю аромат твоих волос и не могу им надышаться — все в тебе притягивает меня. Теперь понятно, что заставляет человека всегда стремиться к своему очагу. Я готов простить тебе все ошибки, прошлые и будущие. И если ты однажды захочешь оставить меня, отпущу, но существование утратит всякий смысл. Я могу жить, только когда ощущаю твое дыхание рядом. Я люблю тебя и счастлив. Впервые счастлив!

Роберт провел по ее щеке рукой, и она стала влажной от слез.

***

В гостинице Роберт первым делом созвонился с Саней.

— Привет, брат! Встречаемся завтра утром?

— Да, как договаривались, — подтвердил Саня и добавил: — Одного не пойму, зачем этому парню нужна встреча? Не лень ему в Москву пилить.

— Его диск по-прежнему у нас. Черт, я его до сих пор не посмотрел.

— Юля поедет?

— Я считаю это излишним, — отрезал Роберт. — Пусть останется в гостинице. Сами разберемся.

— Ты прав, наверное. А что сегодня, поужинаем где-нибудь?

Роберт посмотрел на Юлю. Она призывно улыбнулась и расстегнула заколку. Золотистые волосы свободно рассыпались по плечам.

— Давай завтра? — Роберт облизнул губы. — Когда закроем вопрос.

— Ладно, — со вздохом ответил Саня. — Приятного вечера, братишка!

— Спасибо.

Повесив трубку, Роберт повернулся к Юле.

— Я хочу побыть с тобой вдвоем сегодня, — с львиной грацией он пересек комнату. — Ты не возражаешь? Хочешь, поедем куда-нибудь, а хочешь, побудем в номере?

Она все это время наблюдала за ним с легкой усмешкой на губах. Роберт прижал возлюбленную к стене и развел ее руки в стороны.

— Что ты улыбаешься? Говори правду и только правду.

Она коленом провела по внутренней поверхности его бедра.

— Я — мед и шелк, когда ты врываешься в мое личное пространство.

— У тебя больше нет личного пространства.

— Мне не нравится зависеть от кого-то или чего-то. Но мне нравится, как ты решаешь проблемы.

— А как я их решаю? — промурлыкал Фаррелл и губами начал спускаться вниз по ее шее.

— Не знаю, как правильно сказать. Как-то очень по-мужски. Все, что ты делаешь, пронизано мужской силой.

Роберт подхватил ее на руки и отнес на кровать.

— А это, скажи, тебе нравится, как я делаю? — прошептал он, лег рядом и вдруг резко закинул Юлину ногу себе на бедро.

Роберт прошелся ладонью по шелковой глади ее чулка, закрыл глаза и, перевернувшись на спину, отстранился.

— Пойдем, спустимся вниз, посидим в ресторане, — хрипло проговорил он.

Закрыв лицо руками, он думал только о том, что сгорает от желания овладеть ею сию же минуту.

— Пойдем.

Роберт почувствовал ее взгляд и буркнул:

— Иди, переодевайся, пожалуйста.

Он остро ощущал ее близость и пытался унять в себе разгоревшееся мировым пожаром желание.

Юля встала и неслышно вышла в другую комнату. Роберт глубоко выдохнул. Он хотел, чтобы все случилось, как положено. Раз невеста смогла сохранить себя, то почему бы не подарить ей самую лучшую брачную ночь.

Юля вернулась в комнату в платье из зеленого шелка, которое сегодня в магазине привело его в полный восторг. Роберт взглянул на нее и, сев на кровати, улыбнулся.

— Нравится? — Юля изящно поворачивалась то в одну, то в другую сторону.

— Не то слово! Я ваш навеки, Ваше Высочество.

***

— Что сегодня желает моя принцесса? — Роберт, откинувшись на спинку стула, просматривал меню.

— Карпаччо из мяса, — Юля, даже не заглянула туда. — Готовят здесь такое?

— Готовят. Моя киска любит сырое мясо?

— Да, летом можно поохотиться в лесу. А осенью там слишком сыро, и приходится довольствоваться карпаччо, — шутливо посетовала она.

— Как ты относишься к сыру? — Роберт перешел на английский, листая страницы.

— С любовью.

— А какой сорт винограда для вина ты предпочитаешь?

— Мерло. Самый любимый вкус.

— Вот и чудно, — он отложил меню.

Тут же рядом возник официант, и Роберт сделал заказ.

— Мерло Нуар — кстати, очень модная разновидность черного винограда, которая ассоциируется с великими винами Сент-Эмильона и Помроля. Первые упоминания об этом сорте относятся к восемнадцатому веку. А ты знаешь, почему он так называется? — вывалил он на Юлю свои энциклопедические познания.

— Нет, расскажи. Ты, случайно, не владеешь виноградниками где-нибудь на краю Англии?

— А ты хочешь этого? — улыбнулся Роберт, словно чеширский кот.

— Если честно, не задумывалась. Так что такое мерло?

— На бордосском наречии «мерло» называют маленького черного дрозда, любимым лакомством которого якобы является именно этот виноград.

— Ты так много знаешь о вине. Откуда у англичанина такой интерес к этой теме? — удивилась Юля. — Понимаю, если я бы сидела сейчас в обществе какого-нибудь французского винодела.

— Ну, предположим, что много я знаю не только о вине, но не суть, — пустился он в рассказы. — Может, ты удивишься, но большинство открытий в мире вина было сделано англичанами, либо посредством британских технологий, в крайнем случае — на британские деньги. Самый наглядный пример — производство портвейна. Подавляющая часть производителей портвейна имеет английские фамилии. Моя страна веками строила систему международной торговли. И тот симпатичный французский трудяга-винодел, с которым ты бы хотела посидеть, палец о палец не ударил бы, чтобы его вино продавалось дальше, чем пятьдесят километров от его виноградника.

Роберт наклонил голову набок и развел руки ладонями вверх.

— Я ответил на твой вопрос? — он приподнял брови и смешно поджал губы.

— С истинной гордостью за всю английскую экономику, — похвалила его Юля. — А свое вино есть в Англии?

Роберту льстил ее интерес, и он продолжил рассказывать:

— Знаешь, если обратиться к истории, — он немного подумал, — в начале средних веков многочисленные виноградники при монастырях Англии весьма преуспевали. Если бы не присоединение Бордо в результате брака Генриха и Элеоноры Аквитанской в 1152 году, ситуация, возможно, и не изменилась бы. Но к концу средних веков виноградники постепенно исчезли. И только в середине двадцатого века начался период возрождения виноделия в Хэмпшире. В основном английское вино белое и становится все более сухим. Но, кстати, качество красных английских вин за последние несколько лет заметно улучшилось. Ферментированные в бутылке игристые вина, иногда на основе Шардоне и Пино нуар, являются, пожалуй, самой сильной стороной английского виноделия…

Принесли еду и вино.

— Приступайте, принцесса! А то я совсем вас заболтал.

Зазвонил телефон, и Роберт ответил:

— Да, отец, — Потом он долго молчал, слушая Эдварда, после чего подмигнул Юле и рассмеялся. — Я понял тебя. Думаю, она поймет и не будет возражать. Мы ужинаем сейчас. Хочешь приехать с Виктором?

Роберт вопросительно взглянул на Юлю, она поняла и кивнула.

— Приезжайте.

— Что случилось? — спросила Юля, смакуя вино.

— Видишь ли, отец поставил родственников в известность о нашей свадьбе. И там поднялась целая волна возмущений… — начал он.

— Они против наших отношений? — встревожилась Юля.

— Да нет. Они просят, чтобы я сначала представил тебя им как свою девушку, и мы только после этого начали бы оформлять отношения. Как ты на это смотришь?

— Солнце мое, — улыбнулась она, — я не буду возражать, даже если ты захочешь жениться на мне спустя годы на Северном полюсе. Правда, там слишком холодно.

Роберт встал, обошел стол и поцеловал ей руку.

— Я так люблю тебя, — прошептал он, — и, поверь, смогу согреть тебя в любой точке земного шара. Сейчас приедет отец со своим коллегой из Петербурга. В его доме мы с тобой познакомились. Пойдем, пока потанцуем немного.

Они вышли в зал и медленно закружились под музыку.

Вскоре приехал Фаррелл-старший с другом.

— Виктор, познакомься, это невеста Роберта, Джулия. Она из Петербурга, как и ты. Кстати, без пяти минут врач. Джулия — Виктор Правдин, врач от Бога, звезда военно-полевой хирургии.

— Привет, Роберт, — Виктор пожал руку Фарреллу-младшему, но не сводил изучающего взгляда с Юли. — Очень приятно познакомится с будущей миссис Фаррелл.

Роберт напрягся: у него мелькнула мысль, что Виктор тоже может быть связан с Юлей в прошлом, но она только вежливо ему улыбнулась, произнеся лаконично:

— Очень приятно!

Роберт облегченно вздохнул.

***

Виктор обладал скорее внешностью кинозвезды в летах, чем врача: поджарый, высокий, с благородной проседью в черных как смоль волосах, зачесанных назад, с зелеными, как у кота, глазами, вокруг которых залегла сеточка мелких морщин. За столом он оказался напротив Юли.

— Что же, Джулия, или правильно, Юля, так? Решили покинуть Россию? — Виктор взял меню, но даже не открыл его.

— Я полюбила, почему нет,— она приготовилась, что ей сейчас прочтут лекцию о любви к отчизне.

— Не все так спокойно в России, — пришел Роберт Юле на помощь, — Красивым девушкам здесь непросто.

— Наши дамы умеют дать отпор, Роберт, — Виктор сложил руки на столе и в глазах его мелькнул лукавый огонек, — не далее как вчера, мне рассказали забавную историю, как в середине девяностых одна изящная леди решила отомстить за поруганную честь приятельницы. С сайгой на противника пошла, представляете, как на медведя.

— Да ты что! — воскликнул Эдвард, — Перестреляла негодяев?

— Перестрелять не перестреляла, но ад мужикам тем устроила. Вроде как организовала через подставную контору для них развлечение— охоту, а в результате мужики те сами жертвами оказались. Еле живыми из леса убрались. Такую полосу препятствий прошли! Хоть кино снимай.

— И что? — Юлин голос дрогнул, но она глотнула воды и невозмутимо продолжила. — К чему вы это рассказали?

— Да вот не перестаю удивляться изобретательности наших девчонок, — пожал он плечами. — Вы, Юля, тоже проявите смекалку и уговорите мистера Фаррелла с Робертом в Россию перебраться. Нам хорошие люди здесь ой как нужны. И вас тоже я буду рад видеть среди друзей. Ну да мы своим приходом, наверное, прервали ваш разговор.

— Мы беседовали с Юлей о вине. Заодно знакомились с английской историей, — Роберт задумчиво вертел в руке телефон, поглядывая то на Виктора, то на Юлю. Но та искра, что пробежала между ними за долю мгновения, уже погасла.

— Он не замучил тебя своими энциклопедическими знаниями? — Эдвард дружески похлопал Юлю по руке.

— Нет, — она посмотрела на Роберта. — Я люблю его слушать. Даже если он будет вещать об использовании вторсырья при производстве космических ракет. Он хороший рассказчик.

— Я думаю, до этого не дойдет, — рассмеялся Эдвард. — Скажи лучше, ты готова к смотринам в Лондоне? Если не ошибаюсь, у вас это так раньше называлось?

— Смотрины меня пугают меньше, чем английские претендентки на руку Роберта. Надеюсь, они не порвут меня на части. Я так поняла, мой прекрасный принц у себя на родине завидный жених. — Юля слегка толкнула Роберта плечом в плечо.

— По сравнению с тобой, я агнец божий. — Он взял Юлину руку и коснулся губами ее пальцев.

— Я что-то пропустил? — заинтересовался Эдвард.

— Потом расскажу, — пообещал Роберт.

— Дорогая, ты почтишь меня танцем? — обратился Фаррелл-старший к Юле.

— Не смею отказать.

Она грациозно поднялась, и Эдвард обнял ее за талию. Роберт закрыл лицо руками, и отец удивленно поднял брови.

— Джулия, я заблуждаюсь, или мой сын меня приревновал? — не в силах сдержать улыбки спросил он.

— Иди, иди, — рассмеялся Роберт, отрывая руки от лица. — Я уже начинаю привыкать к ее русалочьим чарам. Ты далеко не первый, кто угодил в ее сети.

— Джулия, ты изумительно двигаешься, — похвалил Эдвард.

Юля благодарно улыбнулась в ответ. Фаррелл-старший танцевал прекрасно, ей оставалось лишь следовать за ним, не прилагая для этого никаких усилий.

— Джулия, дорогая, ты вихрем ворвалась в наш тандем, и я так счастлив! Я не узнаю своего сына и не узнаю себя… — он смотрел на нее так, как смотрят влюбленные без оглядки мужчины на женщину при первом свидании.

— Эдвард, — смутилась Юля, утопая в глазах отца своего избранника, — я не понимаю, о чем ты?

— Ни о чем не переживай, ты уже почти жена моего сына, то есть почти моя дочь. Просто ты так… прекрасна. Не бери в голову, — Под тенью смущения его улыбка выглядела по-юношески трогательной, и Юля расслабилась.

— Вы с Робертом… очень разные, — ей хотелось сказать Эдварду приятное, он столько сделал для нее хорошего, но не находила слов. Рядом с ним она терялась.

— Да, ты права, — подтвердил он, — сын многое взял от Лиз. Я до сих пор не могу привыкнуть, что ее нет с нами. Надеюсь, ты сможешь восполнить эту потерю хотя бы для Роберта. Да что там говорить, ты для него уже стала центром мироздания.

Музыка смолкла, и они вернулись на место. Юля подала Роберту знак глазами, что она устала.

— Извините, но мы вынуждены откланяться, — подгадал момент Фаррелл-младший, и подозвав официанта, попросил счет.

***

— Ты не возражаешь, я поработаю немного? — Роберт виновато посмотрел на Юлю.

— Нет, конечно, я и так занимаю все твое время.

Он поцеловал ее, сел за стол и включил ноутбук. Юля ушла в ванную, радуясь, что может наконец остаться наедине со своими мыслями. Из головы не шел разговор с Виктором. Она включила холодную воду, умыла лицо и глянула в зеркало. В отражение на нее смотрела прежняя Юля, осторожная и рассчитывающая только на себя. Она намочила ватный диск лосьоном и принялась смывать тушь с глаз.

«Даже Сергей ничего про меня не знал, а тут на тебе! Что этот докторишка хотел сказать мне, как бы невзначай, выдернув из прошлого историю, о которой известно было немногим? В милицию из этих козлов никто не обращался, тут даже к бабке ходить не надо. Кто этот Виктор? Роберт говорил, полковник… Типа, привет из организации «Длинные руки»? Так перед законом я чиста. Зачем ему меня пугать? Все живы здоровы, лишь получили по заслугам. Виктор очень хорошо относится к Фарреллам, и Эдвард уже высказал бы мне, все что думает. Такой человек не позволит ползать по своему генеалогическому древу кому попало. Но он в ресторане не выглядел человеком, пересчитавшим скелетов в моем шкафу. — тут Юлю бросило в жар, — Эдвард влюблен в меня и как это ни странно, я тоже питаю к нему вовсе не дочерние чувства. Бред какой-то. Да чего я, собственно говоря, боюсь. Виктор обронил, что рад будет видеть меня в числе своих друзей… Вот и прекрасно. Осталось тогда только разобраться с Сергеем». Юля вернулась в комнату, открыла сумку и наткнулась на свою любимую тетрадку со стихами.

— Мама положила… Как мило!

Переодевшись в пижаму, Юля легла на кровать и открыла страницу наугад. Ей попалось стихотворение «Жираф». Магия поэтического дара Гумилева ее завораживала со школьной скамьи.

«Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд,

И руки особенно тонки, колени обняв.

Послушай: далеко, далеко на озере Чад

Изысканный бродит жираф.

Ему грациозная стройность и нега дана,

И шкуру его украшает волшебный узор,

С которым равняться осмелиться только Луна,

Дробясь и качаясь на влаге широких озер.

Вдали он подобен цветным парусам корабля,

И бег его плавен, как радостный птичий полет.

Я знаю, что много чудесного видит земля,

Когда на закате он прячется в мраморный грот.

Я знаю веселые сказки таинственных стран

Про черную деву, про страсть молодого вождя,

Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,

Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя.

И как я тебе расскажу про тропический сад,

Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав…

Ты плачешь? Послушай… далеко, на озере Чад

Изысканный бродит жираф».

Юля перевела взгляд на Роберта. «Вот мужчина, который перевернул мою жизнь, — подумала она, — который заставил поверить «во что-нибудь, кроме дождя». Она закрыла глаза. Мысли крутились вокруг предстоящих смотрин и свадьбы, но постепенно веки отяжелели, и Юля заснула.

***

Роберт подошел к постели.

— Устала и уснула, маленькая моя, — с нежностью произнес он.

Взяв тетрадь, Роберт прочитал стихотворение. «Скорей бы увезти Джу отсюда, — подумал он, — здесь ее постоянно преследуют воспоминания. Пора послушать диск!»


Продолжение следует.