Часть первая. Россия. 1998 г.

Сергей провел Юлю в клуб через служебный вход. Она отмечала все детали. Два охранника на входе и кодовый замок делали невозможным побег через эту дверь. Вдоль узкого коридора высились ряды коробок с алкоголем и соками. Юлю так и подмывало опрокинуть хоть одну из этих пирамид на Сергея. По правой стороне шли закрытые комнаты, а левая стена была сплошная и только в самом конце заканчивалась дверью. «Скорее всего, там зал, а окна первого этажа по правую сторону зарешечены, так что туда нет смысла соваться», — Юля последовала за Сергеем на второй этаж.  Там оказался другой длинный коридор, где двери уже шли по обе стороны. Из одной выбежали две смеющиеся девушки, наряженные для выступления в купальники из ярких пайеток. Увидев Сергея, они поздоровались с ним, потупив взгляды, и проскользнули мимо. «Уже теплее, здесь, наверное, гримерки и комнаты артистов», — у Юли даже отлегло от сердца.   

 Сергей толкнулся в одну из дверей, вошел в ложу прямо напротив сцены. В центре стоял овальный стол, а вокруг него шесть кресел, в углу громоздилась пальма. Бывший жених сел, и черная кожаная обивка сиденья скрипнула под его крепким задом. Сергей указал Юле место рядом с собой, но она сделала вид, что не заметила приглашения и присела на краешек кресла напротив. Вошла официантка в костюме из черного атласа; коротенькой юбочке, корсете и заячьими ушками на голове. На подносе у нее стояла бутылка виски и тарелки с ломтями нарезанной буженины, сыром и овощами. 

— Здравствуйте, Сергей Владимирович, холодные закуски для вас. Что принести на горячее.

Сергей посмотрел имя девушки на табличке, прикрепленной к лифу. 

 — Здравствуй, Кларисса? Принеси-ка нам еще пару стейков. — он скользнул оценивающим взглядом по девушке и повернулся к Юле, —Ты ведь проголодалась, дорогая?

— Нет.

— Тогда один.

— С кровью или без?

— С кровью.

Официантка зажгла свечи на столе и вышла. Сергей взял Юлю за руку.

— Пришла немного в себя? 

Юля дернулась как от укуса змеи, но он только сильнее сжал ее пальцы.

— Не рыпайся и утряси в мозгу или что там у женщин отвечает за понимание. Если еще раз попробуешь сбежать, поймаю, запорю до смерти. На любой мой приказ отвечать только «да» или как эта официантка: «С кровью или без?» Я понятно изъясняюсь? 

— Более чем. 

У Сергея зазвонил один из телефонов. За сегодняшний день Юля насчитала их три.

— Да не могу я ждать до послезавтра! — вспылил он на собеседника. — Жду сегодня всю сумму.

Юля встала и, облокотившись на бордюр, посмотрела вниз. Вокруг шестов, на стойках, тянувшихся по обе стороны зала, в свете прожекторов вяло танцевали девицы. Основная сцена пока пустовала. Народ, в основном мужчины, еще только собирался. Юля вглядывалась в их лица, надеясь найти хоть одно знакомое, но тщетно. 

     — Здесь собираются очень состоятельные люди, для любителей клубнички после шоу проходит аукцион.

Юля вернулась на место.

     — Ягодами торгуешь? 

     — Женщинами, моя дорогая. Иметь дома живую игрушку сегодня модно, — вкрадчиво произнес Сергей. —  Думаю, может, и на тебе заработать.

     — Ты не сделаешь этого! — вздрогнула она. — Ты отвратителен. Как же плохо я знала тебя.

     — Я тоже знал совсем другую Юлю, — сигарета тлела в его руках красным огоньком, а в его черных глазах отражалось пламя свечей. Для завершения образа не хватало только рогов. — Пока искал, узнал много интересного о своей невесте. Ты крутая танцовщица в прошлом? Не поверишь, но даже сохранилось видео. Может, изобразишь там что-нибудь? — Сергей махнул в сторону сцены.

      — Что, например? — У Юли холодок пробежал по спине. Прошлое настойчиво вторгалось в ее жизнь со всех сторон. 

      — Что-нибудь зажигательное. Может, я тогда передумаю, — он с вызовом посмотрел на нее. — Надо же до утра нам как-то время скоротать.

— Договорились. А что будет утром? Ты правда надеешься проскочить в аэропорту незамеченным?

— Нет, но я сделал все, чтобы искали меня завтра именно там. 

— Тебя задержат на любой границе.

— У нас новые паспорта, Юля. Новая жизнь, новые правила, все новое. Бабло сегодня заберу и на дно.

— Женщины в такой цене?

— Да причем тут женщины? Это развлечение, не более того. Еще до нашей свадьбы я продал официальный бизнес и провернул пару удачных сделок. Хотел… но это уже неважно.

      Кларисса принесла горячее.  Сергей налил в два стакана виски и уставился на стейк. 

— Зачем заказал? Жрать вообще не хочется.

— После кокаина? Не удивительно, — усмехнулась Юля.

— Смотри какая прошаренная! 

Юле не хотелось есть, но она заставила себя проглотить немного овощей и сыра.

  — Пей!

  — Шутишь? Я же упаду со сцены.

  — Не упадешь, — жестко произнес Сергей. — Расслабишься маленько.

  — Хорошо, — Юля пожала плечами. — Только не залпом.

  — Давай, валяй, — махнул он рукой.

     Она отпила большой глоток. В дверь постучали, и Сергей встал из-за стола. Пока он разговаривал, Юля одним махом вылила содержимое стакана в кадку с пальмой. Он обернулся на шорох и подозрительно взглянул на нее.

      — Обжигающая вещь, — Юля поставила стакан, наморщив нос.

     — Ладно, вставай, — Сергей, с подозрением посмотрел на нее.

 Юля бросила благодарный взгляд на опьяневшее дерево и вышла из-за стола.

 ***

     В коридоре Сергей шагнул к двери напротив, открыл ее ключом и вошел, толкнув Юлю перед собой.

 — Мой кабинет, — гордо заявил он, щелкнув выключателем. — Впрочем, этот клуб я тоже продаю. 

 Пахло новой мебелью и свежей краской. В углу красной кляксой бросалась в глаза боксёрская груша, болтавшаяся на уродливой металлической стойке, а рядом с ней на плечиках висело Юлино свадебное платье. Напротив, на стене расположилось в ряд несколько мониторов. В центре стояли два стола буквой «Т». У самых дверей небольшой кожаный диванчик, куда Юля и села. 

 — Почему у тебя везде так мрачно?

 — Предлагаешь обои в ромашку поклеить? — Сергей стянул с себя куртку, бросил ее на диван и взял со стола пульт. Пока он просматривал обстановку вокруг клуба, Юля подвинулась ближе к куртке и сунула руку в ее карман. Она выудила оттуда ключ с брелоком от машины и сердце бешено забилось в груди: «Осталось выбраться из этого бедлама». Юля спрятала их в карман джинсов.

— Что-то рожи какие-то незнакомые. Новичков что ли без моего ведома наняли, — пробормотал Сергей.

Юля подняла глаза. На включенном экране шла съемка с камеры наблюдения вокруг клуба. В свете прожекторов высились башни строительных кранов и белел фундамент со столбами возводимых зданий. Несмотря на поздний час, тут и там сновали рабочие.

 — Тебя заводит, когда ты наблюдаешь за работой мужчин в робах? — Юля осеклась под взглядом Сергея: «Не время сейчас нарываться на ссору. Ну кто меня за язык тянул?»

 — Базар фильтруй! ­— рыкнул он.

 Сергей пощелкал пультом, просмотрев все, что делается в клубе и в его окрестностях. Юля цепким взглядом ухватила экран, где показался центральный выход, но, кроме того, что там тоже стоит охрана, ей ничего это не дало. Сергей подошел к столу, достал из кармана пакетик с белым порошком и, расчертив дорожку, вдул ее через ноздрю.

— А-аа, хорошо пошла! — выдохнул он и откинулся на спинку кожаного кресла. — Ну что, Юля, хорошего скажешь?

Юля молчала. 

— Что сидишь как неживая? — Рявкнул Сергей. Он схватил фотографию в стеклянной рамке со стола, посмотрел на нее и швырнул в стену над диваном.  «Моя. Ну все, снова понеслось», — зажмурилась Юля, к счастью, осколки не попали в нее. Она открыла глаза и увидела, что Сергей уже снимает со стены боксерские перчатки. Надев их, он несколько раз ударил грушу. Потом развернулся и пошел на нее. Юля вскочила и попятилась к двери, не понимая, что он собирается делать.

      — Защищайся, — Сергей встал в стойку, противно усмехаясь.

      — Только трус может… — Юля шагнула назад, зацепилась каблуком за петли в ковре и рухнула, словно тряпичная кукла, ударившись головой о дверь. 

— Вставай, не придуривайся. А то я по-настоящему вышибу из тебя спесь вместе с духом.

Он снял перчатки и швырнул ей свадебное платье.

  — Одевайся, твой костюм для выхода готов, — Сергей развалился в кресле, и закурил сигару. Сладковатый дым заполнил все пространство.

     Юля перевернулась на живот, в голове словно вертолет молотил лопастями. Она встала на четвереньки и пробормотала:

     — Господи, где же я так нагрешить успела? Мой затылок…

     — Мне нравится, как ты стоишь, — обронил Сергей. — Пожалуй, с этой позы мы и начнем после твоего выступления.

     Ухватившись за спинку дивана, Юля встала и обвела глазами комнату, словно видела ее впервые. «Я не я, но тебе ничего больше не отломится», — она повернулась к Сергею спиной аккуратно сняла сапоги и сунула ключи от машины к правам и заначке. Стянула с себя свитер, джинсы и, оставшись нагишом, взяла в руки платье. Сергей выбирал его сам. Усыпанное мелкими жемчужинами, узкое, длинное, с открытой спиной. «В таком платье сбежать будет проблемно», — Юля надела свой бывший подвенечный наряд. Сергей закинул ноги на стол и разглядывал ее.

     — Какие сексуальные шрамы на спине. Мне так хотелось выпороть тебя в ту ночь. Но этот вырез меня останавливал, гости на свадьбе могли не оценить. А ты не из стеснительных, оказывается. Из тебя получилась бы красивая невеста, но…  — Сергей затушил сигару, взял ножницы, подошел к ней и ехидно бросил в лицо:

 —  Но для такой шлюхи его нужно укоротить.

 Он встал на одно колено и начал кромсать юбку. Юля перешагнула через упавшие на пол обрезки шелка. Сергей коснулся холодным металлом внутренней стороны ее бедра. Юля вздрогнула и с трудом удержалась, чтобы не врезать бывшему жениху коленом в челюсть.

 — Не дергайся, иначе я снова ударю тебя, — рыкнул Сергей.

 — Хватит меня мучить, — Юля опустилась к нему на ковер и положила ему руки на плечи.

 — Магия зеленых глаз… Зачем ты ушла от меня, глупышка? — Тихо спросил он, на мгновенье став тем Сергеем, которого она знала.

Их взгляды встретились, и он притянул Юлю к себе. 

 В дверь кабинета просунул голову неизвестный ей парень.

— Сергей Владимирович…

     — Тебя кто звал? — Заорал Сергей, вскакивая с колен. Тот испуганно захлопнул дверь.

 — Готова? — он пнул Юлю носком ботинка.

Юля вздохнула и поднялась, одернув платье. 

 — Пошла вперед. 

«Ночь с ним я не переживу, а вернее сказать, он не оставит меня в живых. Как бы завладеть еще его пистолетом?»

      Они шли по коридору, и Юлю из размышлений вернул голос Сергея:

     — Крот, присматривай за этой дамой. Если она соберется убежать, стреляй. Понял?

     — Да, босс.

 Юля обернулась и столкнулась с колючим взглядом охранника.

 — Желательно не в голову. Хочу выглядеть на своих похоронах прилично.

 — Ты угомонишься когда-нибудь? — Сергей закатил глаза и втолкнул ее в дверь с табличкой «администратор шоу».

Невысокий, тощий лысоватый мужчина, по виду из бывших балетных кормил рыб в большом аквариуме. На нем было надето черные трико и майка.

 — Привет, Володя. Я хочу, чтобы эта цыпочка показала свои способности. Вставь ее в программу. Я видел ее работу, поверь, она сегодня станет вишенкой на торте, — Сергей присел на подлокотник дивана. 

     Володя взглянул на Юлю, и баночка с кормом выпала у него рук в аквариум. Он ловко выудил ее двумя пальцами, вытер их о салфетку и засеменил балетными шажками к Юле.

— Как скажешь. Хорошие танцовщицы нам нужны, — Володя обошел вокруг нее и коснулся рукой следа, оставленного плеткой, отчего Юля вздрогнула.

      — Тогда приведи ее в порядок и на сцену, — равнодушно бросил Сергей, — Крот, запомни, глаз с нее не спускай, головой отвечаешь. Если что, я в зале, у меня важная встреча. Володя, час вам на все про все. 

Администратор посмотрел на часы и слегка склонился перед Сергеем.

— Все понял, Сергей Владимирович.

***

— Ты невеста Сергея? — тихо поинтересовался Володя у Юли, когда Сергей вышел. 

— Бывшая, — также тихо ответила она администратору. 

Крот напряг слух, и Володя повысил голос:

— Какой номер будешь работать?

      — А что у вас за программа?

      — Музыка семидесятых. Девочки танцуют под фонограмму.

      — Глория Гейнор, если есть ее самая популярная песня, — улыбнулась Юля.

       — «I will survive»[1]? — подмигнул ей Володя. Юля неожиданно для себя вспомнила эту композицию. У нее в резерве имелось много поставленных ею лично номеров, но в школьные годы она выступала под эту песню от эстрадной студии на всесоюзном конкурсе. Грамота за первое место до сих пор хранилась у нее дома среди школьных тетрадок. Не то чтобы она ее чтила как реликвию, просто некогда было вынести из квартиры всю эту макулатуру. Сейчас же воспоминания о наивном отрочестве придали ей сил.

— Она самая. 

— Жизнеутверждающе.

— А то.

Володя отвел Юлю в гримерку. Крот следовал за ними, не отставая ни на шаг. 

 — Тебе обязательно быть в этом платье? — Володя повертел Юлю в разные стороны.

 — Да. Это символ нашей незадавшейся свадьбы с Сережей.

— У тебя проблемы, девочка, — тихо спросил Володя и громко добавил. — Добавим немного аксессуаров и сойдет. Шляпку с вуалью, плащик с пайетками и туфли на платформе, — Володя дружески похлопал ее по плечу, и Юля поморщилась. У нее ломило все тело.

 — Помоги мне сбежать, — произнесла она тихо, и продолжила для Крота. — Я лучше в сапогах, в них колодка удобная и каблук, хоть и высокий, но устойчивый. Серебристые, они прекрасно дополняют этот наряд.

— Как? — кашлянул он в кулак. — Как знаешь, своя обувь всегда надежнее!  

Он подошел к вешалкам с костюмами и вытащил из-под них ярко-красную коробку, набитую шляпами. Порывшись, он кинул ей небольшой цилиндр белого цвета. Из другого ящика вытащил плащ из серебристых блесток и, вернувшись к Юле, покачал головой: — Совсем Сережа распоясался. Ты соберись главное… Давай разомнись, растянись, а потом я тебя накрашу. Пятнадцать минут у тебя есть.

 Володя сел на крутящийся стул у столика, заваленного разномастной косметикой. Юля невесело улыбнулась ему в отражении зеркала, увидев, что он наблюдает за ней. «Как бы выставить отсюда охранника?» — Юля оглянулась на соглядатая.

 — Крыса, отвернись! — Она угрожающе ткнула двумя пальцами в его сторону. Крот сидел, развалившись на диванчике, мусолил во рту жвачку и пялился на Юлю, так и норовя заглянуть ей под платье.

 Он опешил и огрызнулся:

 — За крысу ответишь!

 — Ты перед Сережей ответишь за то, что под юбку мне заглядывал, — усмехнулась Юля и подмигнула ему, — А если не отвернешься, скажу, что ты грязно приставал.

 Крот насупился и вытянулся на диване, уставившись в потолок. Юля сняла сапоги и приступила к разминке. Володя, не оборачиваясь, ткнул на магнитофоне кнопку и оттуда полилась песня «Энигмы». Когда Юля после ряда замысловатых упражнений растянулась в прямом шпагате на полу и замерла, он по телефону отдал короткий приказ: «Готовьте для четвертого выхода Глория Гейнор «I will survive».

Володя достал аптечку, налил на ватный тампон перекись водорода и склонился над Юлей.

— Потерпи немного, обработать нужно.

— Спасибо, — Юля закусила губу, вздрагивая от каждого прикосновения. — Хуже другое — я совсем без сил.

— Сейчас что-нибудь придумаем, — он протянул ей руку, и она поднялась.

     Володя загримировал Юлю, ловко замаскировав следы «веселого» вечера. С помощью заколок и шнура он закрепил в ее волосах шляпку. Затем с помощью иголки и нитки прикрепил плащ к платью. 

— Есть одна идея, — Володя покачал головой, вышел и вскоре вернулся с чашкой чая.

      — Открой рот, — он положил ей на язык таблетку, — Рассоси, а потом чайку выпей. Это придаст тебе сил.

      Юля вскоре почувствовала легкость во всем теле, ей казалось, подпрыгни она, и коснется рукою потолка. Ее зрение, слух обострились — каждый шорох привлекал ее внимание.

      — К сожалению, действует всего около часа, но за это время можно горы свернуть, — Володя проводил ее до сцены. — Удачи.

 ***

      У Роберта наконец-то затренькал телефон в кармане. Молча выслушав собеседника, он сбросил звонок.

— Слава Богу! Это Артур. Погнали.

— Артур? Этот со своей бригадой клуб под чистую разнесет, — Саня расплылся в улыбке.

— Арчи — красава, спору нет, — хмыкнул Дмитрий.

Друзья рассчитались за стол и вышли на улицу. Роберт поднял воротник на куртке и сунул руки в карманы. Осенний ветер у залива к ночи пробирал до костей. Подъехал черный лексус, начищенный до блеска, из-за руля вышел Артур, широкоплечий, темноволосый парень с умным, пытливым взглядом карих глаз. Обычно он ходил в старой зеленой куртке милитари и потертых джинсах, но сегодня его вихрастый чуб был зализан назад, а кожаная куртка и джинсы были явно не с турецкого рынка.

— Сколько лет, сколько зим, — распахнул объятья Алекс.

Артур обнялся по очереди со старыми друзьями и придирчиво оглядел их.

— Да, вид у вас не клубный. Ладно. Значит, есть несколько условий. Первое, все будет писаться на скрытую камеру, так что следите за своими действиями и разговорами. Второе, ваша девушка даст показания против Филатова. Третье, он нужен нам живым, так что не переусердствуйте. Четвертое, группа захвата о вас предупреждена, но не попадитесь им под горячую руку. Роберт, ты сейчас напишешь в машине заявление о похищении невесты. 

     — Да, конечно, я напишу все, что нужно. 

     К клубу подъехали на машине Артура. Администратор усадил их неподалеку от выхода. Девушки в черной коже лихо отплясывали на сцене, спиртное лилось рекой, у мужчин за соседними столиками блестели глаза, тут и там раздавались крики и скабрезные шуточки. Артур исчез на некоторое время.

      — Филатов в зале, — сообщил он, вернувшись. — Сидит перед сценой. Юля, должна быть здесь. Наблюдатели видели, как Сергей прошел в клуб с девушкой, похожей на нее. Служебный выход блокирован, с той стороны уже работает группа захвата. Сергея возьмут как только он зайдет за сцену. Шумиху в зале не хочется устраивать.

      Роберт постарался взять себя в руки. Внутри шла борьба: немедленно броситься к противнику и вышибить из него дух. Он не следил за сценой, поэтому Саня, своими словами, вернул его к действительности.

     — Ешкин кот! Посмотрите на сцену, — он указал пальцем на девушку в белом платье. — А вот и наша Юля.

 — Неожиданно… Самурай, слушай сюда, — Артур отвел Дмитрия в сторону и что-то зашептал ему на ухо.

       Роберт открыл от удивления рот. Среди пяти полуобнаженных девиц он с трудом узнал свою возлюбленную в коротком белом платье. Юля красиво, уверенно двигалась на сцене. Несмотря ни на что, она танцевала, и ее танец был отчаянным криком души: «Какая выдержка! Этому уроду ее ни в жизнь не сломать… Господи, как она скачет на этих каблуках».

 Роберт поднялся из-за стола.

      — Сядь, пожалуйста, — одернул его Дмитрий. — Давайте согласуем действия. Малыш, прекрати пялиться на сцену, попросим потом на бис повторить. Я думаю, после выступления или она к Сергею должна будет спуститься, или он за ней уйдет. За сценой их и встретят. Малой, возьми на себя Юлю, она должна увидеть тебя и понять, что мы здесь, потом уйди вправо, к стойке бара. Роберт, шуруй к сцене с левой стороны, только так, чтобы тебя Филатов не видел. Все, контролируйте обстановку.

  ***

 Во время выступления Юля всматривалась в зал, но из-за яркого света отчетливо видела только ближние столики. Она ловила на себе масляные взгляды и ненависть к мужскому полу вспыхнуло в ней с прежней силой. «Неужели никто мне не поможет? Сборище похотливых самцов. Сейчас полакомитесь у меня!» — препарат, данный Володей, гулял по крови и действовал как-то странно. Море ей показалось бы сейчас жалкой лужей. Юлины чувства обострились до невозможности. Она слышала каждый стук своего каблука, а запах пота и духов, танцующих за спиной девиц, щекотал ей ноздри.  Без оглядки на возможные последствия, она решила идти напролом. 

  «Погибать, так с музыкой, если удастся завладеть пистолетом — меня сам черт не остановит!». Юля обыграла сход вниз и забралась на столик, за которым сидел Сергей. Он с довольной ухмылкой убрал стакан из-под ее ноги и откинулся на стуле. Глаза Юли застлала пелена, от одного воспоминания о подвале. Сердце рвануло из груди в предвкушении мести. Хладнокровно она оценила расстояние, разделяющее ее с врагом. Соблазнительно вращая бедрами и выписывая рукой полукружья, Юля отставила ногу назад и, послав зрителям обворожительную улыбку, она ударила Сергея металлическим острием подноска сапога снизу вверх в подбородок.

 Сергей, неловко взмахнул руками и полетел вместе со стулом на пол.

 Юля нацелилась спрыгнуть вниз, чтобы добить бывшего жениха и завладеть оружием. 

 — Юлька!

 Она замерла, прошептав:

 — Громов…

— Давай руку, — крикнул Саня.

 Юля повернулась, увидела Роберта и будто таран ударил ей в грудь. Она рухнула на Саню, не в силах вздохнуть.

— Что ж ты наделала? 

Сильные руки подхватили Юлю, лицо Сани расплылось перед глазами, и она отключилась. 

***

 В зале люди вскочили с мест.

 Роберт оттолкнул в сторону официанта с подносом, бросился к стрелявшему и резким ударом в печень уложил на пол.  Подоспел Артур и вырвал из его рук пистолет Макарова.

 — Двигай к выходу, — крикнул он Роберту.

 Но тот его не слышал. Сергей поднялся с пола, выхватил из-за пояса ствол и направил в сторону Сани. В два шага Роберт оказался около противника и ударом в затылок отправил Сергея в нокаут. Пуля ушла в стену, и Саня успел добежать с Юлей к дверям, где уже держал оборону Самурай. 

   На смену испуганным танцовщицам из-за кулис высыпали люди в масках, и перепуганные посетители с криками, заспешили к выходу. Роберт, расталкивая их локтями, пробирался вперед. В холле Юля лежала без сознания у стены, а Саня с Самураем отбивались от окруживших их пятерых охранников. Одного из них Роберт рванул на себя за шиворот. Охранник выхватил пистолет и ударил локтем вслепую. Роберт отстранился, сделав неуловимое движение назад и влево, плавно, будто играя, поймал за кисть противника и через секунду тот с диким криком скорчился на полу. В этот момент в холл высыпала группа захвата и, вслед за автоматной очередью в потолок, раздался приказ всем лечь на пол. Роберт упал около Юли на колени и приподнял ее за плечи.  


[1] «I will survive» (англ) – «Я буду жить» песня в исполнении Глории Гейнор 1978г


Следующая глава романа «Берег. Территория любви» https://krynskaya.ru/bereg-territorija-ljubvi-glava-15/