Роман «Берег. Свернуть горы» 2 книга из цикла «Прекрасная леди Фаррелл» и является продолжением романа «Берег. Территория Любви»

Глава 1

1999г

Пересадка на рейс Мюнхен — Лондон задержалась. Мало того, что время отлета перенесли на два часа, так еще Юлин паспорт долго рассматривали на таможенном контроле. Она до последнего не верила в то, что ее выпустят из России, и поэтому  сейчас, в Германии, измученное операциями и тяжбами сердце ее колотилось в груди, как раненная птица.

 «Спокойно, дорогая! Ты летишь на собственную свадьбу, — успокаивала она себя. — Скоро станешь леди Фаррелл и начнешь жизнь с белого листа. Компрометирующие тебя документы сгорели в камине. Нужно было взять немного пепла, кинуть в шампанское на Новый год. Всего-то месяц остался, а там и до арок, увитых розами, рукой подать. Мой львенок во фраке и я, вся в белом, у алтаря…». Рослый, тощий немец с бесцветными глазами и нездорового серого цвета кожей, шлепнул ей печать на страничку и вернул документ. 

Юля окончательно успокоилась только, когда самолет набрал высоту и взял курс на Лондон. Чем дальше становилась Россия, тем ровнее билось Юлино сердце: то ли обстановка действовала успокаивающе, то ли болтовня Роберта отвлекала ее от грустных мыслей. Она склонила голову на его плечо и не заметила, как отключилась под ровный гул мотора. Последнюю ночь перед отлетом из Петербурга, она так и не смогла уснуть: вспоминала как познакомилась с Робертом и старалась найти логическое объяснение тому, как у нее и взбалмошного английского репортера оказались и общие друзья, и общие враги? Какое шестое чувство привело его в лес, когда она, убегая от преследования, чуть не погибла во время грозы. Юлю мучал вопрос, смогла бы она простить Саню, свою первую любовь, если бы не встретила Роберта. И тут же возникал другой вопрос, а как бы она нашла Саню, не будь Роберта? О том, как будут делить ее внимание отец и сын Фарреллы, она пока не задумывалась: «Эдвард, наверняка, не просто так выложил целое состояние за мою свободу. Те три дня, когда он решил сделать меня не то любовницей, не то женой из памяти вряд ли сотрутся, но и ангелы имеют право на ошибку».

— Джу, кофе будешь? — услышала она сквозь сон. 

Юля открыла глаза, и, взяв ладонь Роберта, прижала к щеке.

— Как сладко спится на твоем плече.

Она погладила короткий ежик его каштановых волос и утонула в синеве глаз.

— Я изнываю от желания, — прошептал ей Роберт. — Впервые в жизни так рвусь домой. Даже не верится, что нам больше никто не помешает.

— Сплюнь, — рассмеялась Юля.

— Что?

— Примета такая. Выпусти меня прогуляться.

 Юля проскользнула мимо Роберта и Эдварда, выбралась в проход и направилась в хвост самолета. 

Боковым зрением она заметила человека, которого узнала бы из тысячи и хотела видеть сейчас меньше всего. Стараясь не привлекать его внимания, она повернула голову в другую сторону и, дойдя до конца коридора, юркнула в туалет. Юля облокотилась на раковину и постаралась унять дрожь. 

— На что же это, я спрошу у вас, похоже? — обратилась она к своему отражению.  — Не осень, а сезон пересечения меридианов моей жизни? 

   Прикрыв глаза, Юля вспомнила раннее июньское утро того дня, когда Саня исчез из ее жизни. Она бесцельно бродила по набережной. Когда свели мосты, она уже четко представляла, что хочет сделать. Дойдя до середины моста Лейтенанта Шмидта, Юля перебралась через перила и бросилась в воду. Черная бездна холодной Невы поглотила ее. Словно тысячи иголок впились в тело, а судорога свела ноги. Вода заливала уши, нос, рот. Юля начала задыхаться и сознание замутилось. 

— Aufgewacht? Einzellig[1] , — кто-то давил ей на грудную клетку и прокуренным голосом ругался на языке, похожем на немецкий. Юля открыла глаза и увидела незнакомое загорелое лицо мужчины.   

Ее трясло от холода.

—English! A little![2] — простучала она зубами. 

Незнакомец помог ей подняться в узком проходе и поманил за собой. Юля огляделась и прислушалась: «Покачивает будь здоров. Яхта что ли?». Она вошла в небольшую уютную каюту, отделанную красным деревом. 

— You wait right here[3], — бросил он через плечо и вышел. 

Юля стояла посредине, не решаясь сесть. Она смогла рассмотреть незнакомца как следует, когда он вернулся с рубашкой и пледом: «Высокий, статный, ухоженный, болтает не по-нашему. Немец!». Каре седых волос и морщины на лице говорили о том, что ему уже как минимум за пятьдесят, а подтянутая фигура и манера одеваться выдавали неугомонный характер.  

— Take that wet dress off[4], — он сунул ей вещи в руки и стянул с себя мокрую майку. —Я не очень знать русский. Разодевайся!

Незнакомец повернулся и, продемонстрировав красивый рельеф загорелой спины, перечерченный глубоким шрамом на правой лопатке, вышел. 

Юля села на пол и, закрыв лицо руками, разрыдалась. Впервые за эту ночь. Она не слышала даже, как вернулся ее спаситель. Выплакав все слезы, она растянулась на ковре и продолжала беззвучно всхлипывать. Когда она наконец затихла, немец окликнул ее. Юля подняла голову и села на пятки. Мужчина оказывается давно наблюдал за ней, сидя на диване с сигаретой и рюмкой коньяка.

 — Зачем ты спас меня? — непонятная злость волной накрыла ее. — Я не хочу больше жить!

— Ты глупая девочка, — усмехнулся ее спаситель, — Но очень красивая. Даже сейчас.

Юля, пошатываясь, встала, и незнакомец поднялся ей навстречу. Он смотрел на Юлю свысока и, как ей казалось, с издевкой. Неожиданно для самой себя она дала ему пощечину, вторую, от третьей он увернулся. Юля нападала на него, незнакомец защищался, но не отвечал.  На лице его появилась загадочная улыбка. Наконец он поднырнул под нее и, легко перекинув через плечо, понес к выходу. На палубе он, не раздумывая, выбросил Юлю за борт.  Она ушла под воду, но вскоре вынырнула. Незнакомец стоял, облокотившись на перила, и с улыбкой смотрел на нее. Первым  ее желанием было развернуться и поплыть к берегу, но она смерила этого наглеца убийственным взглядом и расхохоталась. Тогда он нагнулся и, подняв с пола спасательный круг, кинул в ее сторону. 

С тех пор началась их сумасшедшая дружба. Конни, так звали ее нового знакомого, оказался настоящим экстремалом и отличным организатором. Он поставил эксклюзивное эротическое шоу, отведя Юле в нем место примы. С гастролями они прокатились по всей стране, собрав отличный гонорар. Но шоу оказалось только ширмой для теневой деятельности Конни, и танцами дело не ограничилось. Юля стала его ученицей и помощницей во всем, внося свою лепту в их часто нелегальную деятельность. Тогда она овладела навыками владения оружием, вождением автомобиля на уровне Шумахера и способностью сохранять нордическое спокойствие даже под дулом пистолета. Юля вписывалась в любые авантюры Конни, сначала надеясь погибнуть, а затем просто из-за нехватки адреналина. Так она прошла своеобразную школу выживания. Юля относилась к Конни как к другу. Он прощал ей это, но надеялся на большее. Иногда, распив бутылку дорогущего коньяка после хорошей сделки, они могли немного пошалить, но не более. Юля не возражала, против любовниц Конни, и он спускал пар на них. Спустя два года творческий союз распался, после одной неприятной истории. Конни спешно собрался вернуться в Германию и настаивал на свадьбе, а Юля пошла в отказ. Он стоял перед Юлей на коленях, обещал манну небесную, но она осталась непреклонной. После его отъезда вышла еще более неприятная история, но ее Юля не любила вспоминать. Иногда, погрязнув в рутине обыденной жизни, она подумывала найти своего старого доброго приятеля. И вот, пожалуйста, они летят в одном самолете. Но сейчас Юле уже не хотелось, чтобы Конни узнал свою боевую подругу: «Роберт не переживет этого. Бедный мой львенок».  

Раздался стук в дверь. Юля вздрогнула.

 — Джу, — от звуков любимого голоса мурашки бросились врассыпную по телу, — с тобой все в порядке?

Юля открыла дверь и вышла.

— Мой львенок потерял меня?

— Какое укромное местечко! — в глазах Роберта прыгали бесенята. Он втолкнул Юлю обратно и прижал к стене.

— Ты с ума сошел? — шептала она, уворачиваясь от поцелуев.

— Всегда мечтал попробовать это сделать в самолете, — Роберт развернул ее лицом к умывальнику и прикусил плечо. — Ну, пожалуйста, Джу!

— С тобой не так просто оставаться леди…

— Хочу тебя до одури!

—Мое «нет» ничего не решает? — Юля, опасаясь встречи с Конни, готова была до посадки не выходить из туалета. Правда, она даже предположить не могла, чем ей придется здесь заняться, чтобы скрасить досуг.
         — Угадала с первой попытки.

Все произошло быстрее, чем она могла предположить. Когда через пару минут раздался стук в дверь, Роберт уже застегивал ремень, а Юля наспех приводила одежду в порядок.

— Ты прелесть! — пропел Роберт ей в затылок, когда они шли по проходу. Кресло Конни пустовало, и подозрение кольнуло сердце.

Когда они подошли к своим местам, Юля увидела, что старый знакомый мило беседует с Эдвардом. Ретироваться было некуда, оставалось уповать на случай.

— Мистер Кляйн, разрешите вам представить моего сына и его невесту, — улыбнулся Эдвард. — Ребята! Это мистер Кляйн. Он обознался, и мы разговорились.

    Конни смотрел на Юлю так же, как когда она выполняла опасные трюки без страховки. Очередная дилемма выплыла «Титаником» к беспощадно выставившему острые углы айсбергу: с одной стороны, Юля поклялась себе ничего больше не скрывать от Роберта, с другой стороны, очень уж хотелось начать жизнь с чистого листа. А этот, убеленный сединами, но лишенный такта, скелет из ее шкафа решил все за нее.

 — Джулия! — воскликнул Конни. — Это ты?!!

 — Рада видеть вас, герр Кляйн, — Юля сразу установила дистанцию между ними. — Дорогой, познакомься, мы с этим господином работали вместе. Сколько лет прошло!

Она повернулась к Роберту. На его лице застыла вежливая улыбка, но глаза настороженно перебегали от нее к Конни и обратно.

 — Герр Кляйн, это мой жених, Роберт Фаррелл.

Роберт протянул руку и сухо поздоровался. Подошла стюардесса и попросила занять свои места. Конни сунул Юле визитку.

— Я лечу в Лондон на гастроли. Если возникнет желание посетить мое новое шоу, позвоните. Буду рад возобновлению нашей дружбы, — он откланялся.

Юля прошла к окну на свое место, чувствуя затылком обжигающий взгляд жениха. Быть может и хорошо, что они сейчас так затейливо провели время. Она села и обернулась к нему.

— Это тот самый загадочный немец? — Роберт приподнял бровь.

 Эдвард тоже с интересом уставился на Юлю.

— Да, я говорила тебе о нем, — она с облегчением вспомнила, что рассказывала Роберту вскользь о Конни в день помолвки, — работали вместе. Ничего личного.

— Я так и подумал, ну что между вами может быть общего? — Роберт взял ее руку, поцеловал ей каждый палец и повернулся к Эдварду. — Он ей скорее в отцы годится, как думаешь?

Фаррелл-старший метнул гневный взгляд на сына, который так и не простил ему то, что он чуть не увел у него невесту, и тихо спросил:

— Не хитри, Джулия. Видно без лупы, что этот человек до сих пор влюблен в тебя. Уверен на сто процентов герр Кляйн делал тебе предложение.

— Делал. Но я не любила его, а он захотел перевести наши отношения в новое русло.  Расстались мы по другому поводу. За два года я устала от его сумасшедших идей, — Юлю беспокоило спокойствие Роберта. — Львенок, ты не сердишься на меня?

— За что? За шлейф из покинутых мужчин? — улыбнулся он и, помолчав, добавил: — Нет, любимая. Я, правда, уже боюсь совершить какую-нибудь непростительную ошибку и оказаться в их списке.

— Нет, не говори так.

— Ладно, — он потрепал ее по коленке, — я понимаю, тебе, наверное, самой эта встреча, как чайке педали. Ты в норме?

— Спасибо, любимый, — вздох облегчения вырвался из ее груди. — Все в порядке, просто я переволновалась.

— Если честно, я тоже. Но немного раньше. В питерском аэропорту.

— А ты-то с чего? — Юля удивленно подняла брови.

 — Я впервые усомнился в Малыше. Мне показалось, что он уговаривал тебя остаться. Я уверен в тебе, но все равно напрягся.

 Она загадочно улыбнулась и, закрыв глаза, потерлась затылком о подголовник.

— Я угадал? Он пытался? — вся вальяжность слетела с Роберта в момент. — Я укушу тебя сейчас. Колись давай, раз начала.

— Что я начала? — возмутилась Юля, открыв глаза. — Если мне не изменяет память, я не произнесла ни слова.

  — У тебя на лице все написано.

— Нет, Роб, — тайну неясных и для нее отношений она решила не ворошить. — Малыш, действительно, и твой, а теперь и мой хороший друг. Он не хотел меня удержать, мы просто прощались. Навсегда. К тому же это была бы попытка остановить взлетающий самолет сачком для бабочек. 

— И все-таки он пытался.

Отец Роберта сидел с видом погруженного в чтение человека. Уголки его губ подрагивали, и краем глаза он явно наблюдал за ней и сыном.  Наконец,Эдвард не выдержал и расхохотался, закрыв лицо журналом.

— Очень смешно, невесту из-под носа, который раз чуть не увели, обхохочешься, — проворчал Роберт.

— До этой поездки я считал, что у моего сына чисто английский темперамент, — Эдвард сунул журнал в сетку стоящего впереди кресла. — Но, честно говоря, уже пытаюсь вспомнить, не было ли у нас в роду итальянцев.

 — Это русская кровушка разыгралась, — подмигнула Эдварду Юля. — Я расскажу вам одну притчу?

 — Она у нас еще и сказочница, — кивнул Роберт отцу. — Не заскучаем с ней.

— Я уже давно это понял.

— Эта притча носит больше поучительный характер, господа хорошие! — Юля собралась с мыслями и взглянула в иллюминатор на вспененные белоснежные облака. — Однажды два монаха возвращались в свой монастырь. Их путь лежал через небольшой ручей. На берегу они встретили красивую девушку, которая боялась замочить сарафан. Тогда один монах подхватил ее и перенес на другую сторону, затем невозмутимо продолжил свой путь, перебирая четки. И только у ворот монастыря его спутник не выдержал и спросил: «А как Господь посмотрит на твой поступок, мы ведь дали обет не прикасаться к женщине?»  Монах прищурил глаза и, глядя вдаль, произнес: «Брат мой, обрати свой взор к себе. Ту женщину я давно оставил у ручья, а ты несешь до сих пор».

— Я понял тебя, дорогая! Просто та «девушка у ручья» просила найти работу в Лондоне. Я люблю Саню как друга, доверяю ему всецело и подумывал предложить на первое время место в доме отца. Хороший телохранитель еще никому не мешал.

Юля растерянно взглянула на Эдварда, улыбка растаяла на ее губах, как снежинка в ладони:»Что за шахер-махер? Чтобы я не говорила, он прекрасно знает, что Саня влюблен в меня. Острых ощущений захотелось? Я ими уже сыта по горло». Фаррелл-старший бросился ей на помощь.

— Это всего лишь планы, Роберт говорил что-то, но мне не нужен телохранитель, — сказал он,  заполнив неловкую паузу. — А вот тебя я хотел бы видеть почаще. Надеюсь, мой сын не спрячет тебя за семью печатями. 

— Спрячу. От тебя в первую очередь, — Роберт послал сердитый взгляд родителю, отчего тот хмыкнул в кулак и поспешил снова уткнуться в журнал.

Юля поправила воротничок белой рубашки Роберту и как бы невзначай провела пальцами вдоль шеи. Он прикусил губу и глубоко вздохнул. Их пальцы переплелись, глаза встретились.  Молчаливый диалог всегда стоил самых красноречивых слов, когда-либо сказанных в мире.

    Вскоре стюардессы загремели тележками и запахло общепитом.  После обеда Фарреллы заказали коньяк, а Юля кофе. Эдвард сделал первый глоток и обратился к сыну:

— Друг мой, ты не забыл ли наше правило? Покидаем очередную страну — переходим на родной язык. За спиной уже Германия, а мы все говорим по-русски. Принцесса, — Эдвард по-английски обратился к Юле, — сначала будет немного сложно, но это необходимо. Ты принимаешь наши правила? 

— Я теперь с вами, значит, и правила одни на всех, — сложила она абракадабру из английских слов, неохотно оторвав взгляд от Роберта. «Только не думайте, что кто девушку кормит, тот ее и танцует» — усмехнулась она про себя.

***

В динамиках зашуршало и пилот, растягивая по-английски гласные, объявил, что самолет скоро совершит посадку в аэропорту Хитроу. Вздох облегчения вырвался из Юлиной груди: «Неужели мы скоро останемся вдвоем? Даже не верится». 

На таможенном контроле Юля несколько раз ловила на себе лукавый взгляд Конни. У них существовал свой язык жестов, и она послала его на нем к чертям собачьим. Конни возвел глаза к небу и дал знак, что  есть дело на миллион, и он ждет ее звонка.  Багаж получили достаточно быстро. Эдвард препоручил его специально обученному человеку. Аэропорт превосходил размерами родное «Пулково», а множество бутиков манило посетителей кричащими вывесками брендов. Чужая речь слилась в единое многоголосие, и Юля крепче вцепилась в рукав Роберта. Он погладил ее пальцы, прошептав: «Скоро будем дома».

На выходе Фарреллы наткнулись на папарацци. Защелкали фотоаппараты. Эдвард ответил на несколько вопросов. Роберт сначала отмахнулся от них, а затем, заговорщицки подмигнул Юле, обнял ее и повернулся к камерам. Она выдала дежурную улыбку, пребывая в легком шоке.  Количество «случайных» встреч после репортажа могло возрасти.

Мужчина с отменной выправкой и в форменной одежде с гербом, который Юля однажды видела на халате Эдварда, подошел к ним, как только репортеры отстали от Фаррелов.

— С прибытием вас! — поздоровался он почтительно. — Прошу вас, на паркинг.

Два совершенно чудесных автомобиля: черный элегантный «бентли» и серебристый спортивный «астон мартин» поджидали их на парковке. Из последнего вышел водитель, склонил голову перед Фарреллами и взялся паковать чемоданы в багажник.

     Эдвард повернулся к Юле, момент расставания настал: «А ведь я могла бы прилететь в Лондон с ним. Какое счастье, что он нашел в себе силы вернуть все на круги своя. Мой синеглазый ангел, не смотри так на меня».

Фаррелу-старшему никто не давал его возраст. В свои пятьдесят пять Эдвард выглядел лет на десять моложе. Умный, пронзительный взгляд синих как у сына глаз, с лучистыми морщинками в уголках, с первого дня знакомства действовал на нее как шестой коктейль «Секс на пляже». Этот хирург сжимал ее сердце не только на операции, вызволяя с того света. Он продолжал держать его в своих руках до сих пор. Высокий, подтянутый, стоял он сейчас перед ней, перекатываясь с пятки на носок, и загадочно улыбался. Черное пальто, кашне, отутюженные стрелки на брюках, начищенные до блеска ботинки — мистер элегантность и эталон идеального мужчины. Но Роберт стал центром ее мироздания, без него жизнь казалась бессмысленной, а время замирало.

«Центр мироздания» шлепнул ее ниже поясницы и прервал их молчаливый диалог нетерпеливым:

— Поехали!

«Как они похожи на свои авто», — мелькнула у Юли мысль, и Фаррелл-старший тут же прочитал ее:

— На чем поедешь? Выбирай, — в голосе его звучала тоска.

— Она уже выбрала, — пробубнил Роберт, открыл дверь машины и сунул на заднее сиденье сумку с ноутбуком.

— С нетерпением жду тебя в гости, — Эдвард обнял Юлю, и она задержала дыхание. Аромат его парфюма дурманил разум не меньше, чем его обладатель.

Юля посмотрела на него, и откровенный взгляд опалил ее. Им Эдвард однажды уже лишил ее остатков разума и сорвал  последние запреты. В тот день Роберт бросил ее поддавшись козням и наущениям русского приятеля Фаррелла-старшего. Юля в отчаянии чуть не шагнула из окна, второй раз в жизни лишившись любимого человека. Волна мести и ненависти к сыну, уступила место волне страсти и благодарности к его отцу. Юля провела руками по широким, ладным плечам Эдварда и кровь прилила к ее щекам: «Вряд ли я забуду губы, что так жадно терзали мой рот. Ты трижды подарил мне не только жизнь, но и томительные ощущения с избытком. Это походило на сумасшествие, неистовство, безрассудство, но чуть не убило все то прекрасное, что ожило в душе, когда я позволила себе полюбить Роберта. Так, что «ссори», старина».

Юля уперлась в грудь Эдварда ладонями. Он, тяжело вздохнув, выпустил ее из объятий и обратился к сыну:

 — Постарайтесь завтра приехать, — голос его, как всегда, оставался ровным, но уголки губ дрожали, а правая рука неустанно сминала перчатки с самого выхода из терминала. — Иначе меня съедят мои милые сестрицы.

 — Мы позвоним, — лаконично ответил Роберт и повернулся к водителю, пригнавшему его машину, — Колин, передай ключи мисс Джулии. Я хочу, чтобы она сама отвезла нас домой.

 Юля еще не очень хорошо понимала быструю английскую речь, но, когда Колин передал ей ключи, до нее дошел смысл слов Роберта. Он с вызовом посмотрел на нее.

— Немного экстрима, Джу? — в глазах его разгорелся азартный огонь.

— Тебе, правда, этого хочется? — сладко проворковала Юля и добавила лилейным голоском: — Надеюсь, это чудо застраховано?

 — Э, постой, ты о чем? — рассмеялся он, распахнув перед ней дверь.

— Я никогда не гоняла на праворульной спортивной машине, — щурясь, промурлыкала она.

Роберт притянул ее к себе за шею и поцеловал.

— Дикая кошка, спрячь когти и не гони. Нам ехать от силы полчаса.

— Скажи, что я не сплю, — Юля плюхнулась за маленький удобный руль, окинула взглядом датчики и втянула в себя запах нового кожаного салона. — Мечта, а не машина! Слишком много потрясений для одного дня.

— Не больше чем всегда, — Роберт подмигнул ей, устраиваясь на сидении рядом. — По крайней мере, с того момента, как мы встретились.

 Он показал как отрегулировать зеркала, нюансы управления и ввел в поисковую строку навигатора «Итон-Сквер»:

— Погнали! 

[1] Проснулась? Одноклеточная

[2] Английский! Немного! (англ.)

[3] You wait right here (англ) – жди здесь, я сейчас вернусь.

[4] Take that wet dress off (англ) – сними с себя мокрую одежду.

Дорогие читатели! Эта книга продолжение романа «Берег. Территория любви». Может читаться как самостоятельный роман, но если вам интересна история знакомства главных героев и их горячих приключениях в России. то загляните в 1 книгу цикла «Берег. Территория любви».  https://krynskaya.ru/bereg-territoriya-lyubvi-roman/

Читать 2 главу романа здесь на сайте

Весь роман «Берег. Свернуть горы» сейчас выкладывается в режиме он-лайн на литнет. Продолжение каждый день в час ночи по Москве https://litnet.com/ru/reader/bereg-svernut-gory-b298911?c=2911493&_lnref=A_S6sKtw

"Прекрасная леди Фаррелл" Книга 2 "Берег. Свернуть горы" Глава 1