Глава 3

1994 год

Лина бежала по проспекту, перескакивая через лужи. Днем прошел дождь, и первые желтые листья затейливым кружевом покрывали мокрый асфальт. Этим вечером бабье лето выманило Лину на улицу. «Надо жить. Пусть меня и предали все. Даже Светозар. Прорвусь!» — она решительно затянула шнурки на кроссовках и впервые за две недели после той страшной ночи вышла на пробежку.

 С непривычки дыхание сбивалось, но Лина надеялась, что дурные мысли уйдут, если заставить тело работать. Ничто так не помогало ей забыть о проблемах, как хорошая разминка, а сил не было даже на утреннюю планку.

 Слишком много горя случилось в жизни Лины за последний год. А ведь он даже не високосный. Судьба словно осерчала на нее за неведомые прегрешения. Исчезновение отца, потеря любимой работы, насилие… Расставание с женихом на этом фоне выглядело скорее приятным бонусом. Все и так шло к разрыву со Светозаром после ее увольнения из театра — она перестала быть для него частицей богемы, а у нее открылись глаза на фальшь в каждом его слове.

 Объяснение произошло в Литературном кафе на Невском.

 — Уверена, что нужно было мне это рассказывать? — Светозар криво улыбнулся и с показной брезгливостью отодвинулся от Лины. — Ты наделала кучу глупостей, побывала в чужой постели, а теперь вываливаешь мне на голову ворох грязного белья.

 Лина ждала такого ответа от жениха, но до конца надеялась, что заблуждается.

 — Меня изнасиловали. Кому жаловаться, если не тебе? Кто еще поможет отомстить? — негодовала Лина. «Как бы его не хватил апоплексический удар! Вон как побледнел», — съехидничала она про себя.

 — Я  Рембо, что ли? Иди в милицию, в прокуратуру. Блин, как вообще теперь?.. Ты в КВД была?

 — Была! А тебя, значит, интересует только, не заражу ли я ваше высочество?

 — Представь себе! Еще вот трепака не лечил. А в милицию ходила?

 — Ходила! И увидела там много интересного. У входа бандюганы, похожие на моих насильников, обнимались по-братски с ментами…

 — Что за жаргон, Лина?

 — С органами!

 — У тебя «фокальный» психоз, детка, — на лице Светозара читалось желание поскорее закончить разговор.

 — Я недоговорила!

 — Прости! И что там еще в милиции? Предложили добавить?

 Лина проглотила колкость, ей нужно было выговориться.

 — У кабинета девчонка плакала. Ей представитель органов заявил, дословно: «Сама виновата. Нехрен задницей крутить перед мужиками, когда по улице ходишь!»

 — В его словах есть доля истины.

 Терпение Лины иссякло.

 — В таком случае нам не о чем больше разговаривать!

 Она кинула деньги за свой кофе на стол и ушла. Светозара ей даже вспоминать больше не хотелось.

 Но и в одиночестве ей не стало легче. По ночам она подолгу не могла уснуть. В голове возникали красочные пейзажи, но стоило забыться сном, как она вновь оказывалась зажатой между крепкими мужскими телами. Отчетливо она видела только темноволосого смуглого парня с татуировкой дракона на руке, остальные сливались в единое месиво с терпким запахом тестостерона.

 Чудовище о трех головах, имя которым предательство, страх, одиночество, придавило Лину когтистой лапой. Отец так и не объявился. Оставленная им записка больше походила на посмертную, и Лина подала его в розыск.

 Лина не рассказала в милиции об изнасиловании, понимая в глубине душе, что поступила совершенно необдуманно в ту ночь. Парни действовали нахраписто, но аккуратно и разрушили не тело, а ее веру в мужчин. Конечно, в КВД пришлось пооткровенничать, но там врачом оказалась женщина с пониманием. А в районном отделении, после увиденного панибратства милиции с явно криминальными личностями, и равнодушия к горю молоденькой девчушки, она вместо того, чтобы распространяться о своем унижении, решила мстить сама. Ей четко представился диалог с одышливым толстопузом, что принимал заявление о пропаже родителя.

 — Говорите, сели ночью к незнакомому мужчине в машину и поехали за город?

 — Ну да.

 — Вас били?

 — Нет. Я не сопротивлялась…

 — Почему?

 — Их пятеро, а я одна. Как вы себе это представляете?

 — Я, моя милая, себе это никак не представляю. Следов побоев нет, ну а то, что вас где-то оттрахали… Не садитесь не в свои сани, барышня…

 Дыхание сбилось, и Лина сосредоточилась на беге: «Раз, два, раз, два…»

 Уже стемнело, а до людного места около универсама, манящего издалека сияющей буквой “У”, оставалось метров триста. Лина услышала, что кто-то её догоняет. Сердце сжалось. Она ускорилась, не смея оглянуться, и тут же с ней поравнялся парень в сером спортивном костюме. Лицо скрывал капюшон, но с виду  — типичный любитель вечерних пробежек.

 «Вот я пуганая ворона стала…»

 В этот момент на левой руке парня в свете фонаря мелькнул драконий хвост. Лина резко остановилась, будто перед ней разверзлась пропасть.

 — Устала? — Парень остановился и снял капюшон. — Хорошо бегаешь. Я так и не понял тогда, куда ты смылась так быстро.

 Лина согнулась, уперев руки в колени и тяжело дышала.

 — Меня Леха, кстати, зовут, а ты Лина? Правильно?

 — Уверен, что я хочу с тобой познакомиться? — она выпрямилась и мысленно прикинула возможные пути отступления: «Единственное безопасное место — универсам, но ублюдок бегает не хуже меня. А две милые дамы с собачками невдалеке — так себе помощь».

  Сердце стучало, как молот по наковальне. Липкий страх выбрался из потаенных глубин, куда Лина с таким трудом его упрятала.

 — Я хочу. Давай поговорим.

 Лина взглянула в красивое, холеное лицо Лехи и поморщилась от неприязни. Сегодня в его глазах не было насмешки, но все равно во взгляде сквозило превосходство.

 — Давай я сейчас ненадолго закрою глаза, и ты исчезнешь.

 Леха рассмеялся, блеснув зубами. Такой улыбке и Том Круз позавидовал бы.

 — Так мы ни до чего не договоримся. Пойдем в бэху потолкуем, — он кивнул за спину Лины.

 Она оглянулась и тут же оказалась в воздухе. Леха подхватил ее на руки и потащил к машине. Лина выгнула спину, вырвалась и по-кошачьи плюхнулась на четвереньки.

 — Что ты такая нервная? — Леха схватил ее за рукав, но тут же получил сильный удар кулаком в подбородок. Он отшатнулся, а Лина выхватила трясущимися руками из кармана баллончик, закрыв глаза, пшикнула газом в сторону неприятеля и пустилась бегом к универсаму.

 — Никогда больше так не делай. Считай, что я сказал «раз», — тяжело дыша, Леха схватил ее за шкирку, как котенка.

 «Какой идиот придумал эти баллончики?»

 — Завела ты меня не на шутку, — прошептал Леха, крепко обнял и похлопал Лину по спине. — Ну что, поедем куда или здесь вопрос решим?

 — Слушай, других баб, что ли, нет? — устало спросила она.

 — Есть. Но считай, что тебе удалось пробудить во мне инстинкт охотника, — он куснул ее за ухо. — Слушай, как-то не было времени спросить, ты не гимнастка случаем?

 Лина поморщилась, вспомнив, какие трюки он и его приятели с ней вытворяли.

 — Да, в цирке сальто-мортале кручу. — Стало душно, и она уперлась кулаками Лехе в грудь. — Да отпусти ты, медведь, все ребра мне сейчас переломаешь.

 Он отступил, достал сигарету и, щелкнув массивной зажигалкой, прикурил. На безымянном пальце красовался золотой перстень с дорожкой бриллиантов, а на шее висела толстая цепь; из густых волос, зачесанных назад, выбилась прядь. Лина беспомощно обхватила себя руками.

 «Такие своего умеют добиваться».

 — Ну рассказывай, что ты от меня бегать вздумала?

 Она закусила губу.

 — Прости нас за тот случай, пьяные в усмерть были, а этот придурок вместо шлюх привез тебя.

 — Бог простит. Как нашел меня?

 — По машине. Кеша номер твой запомнил, на случай если проблемы будут.

 — А тебе все-таки проблемы нужны?

 — Угрожаешь? — усмехнулся Леха.

 — А если так?

 — Тогда поедем ко мне, поборемся один на один?

 — А я думала ты только стадно можешь размножаться.

 — Фильтруй базар.

 — Так, все! Я пошла. — Не спеша Лина двинулась в сторону универсама. — «Как же отвязаться от него?»

 — Если думаешь, что я вот так отстану от тебя, то глубоко заблуждаешься, — Леха шел чуть позади, и от его голоса Лине хотелось заткнуть уши.


Продолжение следует.