Глава 9

На Литейном мосту Кэнди лихо подрезала битую «девятку» на своем отполированном до блеска черном «мерседесе» и вырулила на набережную.

—Кэнди, я страшная трусиха. Чем дальше едем, тем больше боюсь возвращаться в дом отца. В последний раз я потеряла там сознание. А теперь ты хочешь проникнуть туда в отсутствии хозяина. Мне от одной мысли, что нас там застукают плохо.

— Мы, можно сказать, еще даже не отъехали! По этой шкале степень твоей трусости и правда бьет рекорды. Но давай рассуждать логически. Как ты правильно вчера заметила, новый хозяин и правда может быть связан с бандитами.

— Он мне сразу не понравился. Из тех, кто мягко стелет, жестко спать.

— По словам этого Романа, он живет в другом месте, замки не менял. Если так, то мы без проблем сможем обыскать дом в его отсутствие… Вот одноклеточные! — Кэнди вцепилась в руль и выжала в пол педаль газ. Их снова нагнала подрезанная «девятка», и парни угрюмого вида вознамерились прижать «мерседес» Кэнди к поребрику. Она достала из внутреннего кармана куртки красную корочку МВД и, развернув, пришлепнула к стеклу. У парней лица вытянулись как у бабуинов, узревших леопарда, и «девятка» исчезла из поля зрения.

— Откуда у тебя удостоверение? — Геля испуганно посмотрела на Кэнди, пропустив мимо ушей колкость про ее умственные способности.

— В метро купила, — Кэнди сверкнула белоснежными зубами, продемонстрировав два ряда безукоризненно ровных белоснежных зубов. — Помогает. Один из способов выжить среди этих уродов. Вернемся к миру животных. Я не исключаю вариант, что Роман тебе наврал. Поэтому в дом мы с ноги не зайдем, а для начала осмотримся. Быкующие личности там могут ошиваться только в случае, если дом принадлежит им. Тебя там уже точно никто не ждет. По крайней мере, без звонка.

Зазвонил телефон, и Кэнди, прижав трубку к уху, перестроилась в правый ряд и немного сбросила скорость. Выудив из пачки тонкую коричневую сигарету, она ткнула пальчиком в прикуриватель. Говорил только собеседник Кэнди, Геля прислушалась и уловила английскую речь. Кэнди закурила, зажав трубку ухом и не отпуская руль. По салону поплыл ароматный густой дым, Кэнди откинулась на спинку кожаного кресла цвета топленого молока и нахмурила лоб. Геля закашлялась и открыла окно, пообещав себе: «Я отучу Юлю от этой привычки». Кэнди вставляла в монолог только нечленораздельное: «О, ие», «ноу» или «шит» чуть нахмурив лоб.

Геля вгляделась в заостренные черты Кэнди. Легкая синева проступала под глазами на бледном лице, не накрашенные губы плотно сжаты. Уверенность в каждом движении. С волосами, убранными под черную бейсболку, в косухе, джинсах и кроссовках она походила бы на прехорошенького мальчишку-сорванца, если бы не грандиозный бюст. Было сложно сказать: хозяйка несла его, или он хозяйку. «Кэнди с ее мастерством выйдет из любой ситуации, даже поставь красотку вверх ногами», — Геля влюбленно посмотрела на подругу и погрузилась в воспоминания.

***

Она мысленно видела себя уже в свете софитов, когда ночной стук в дверь разрушил ее фантазии.

— Кэнди, стучат! Кто это может быть? — разбудила Геля подругу.

Та сладко потянулась, и не открывая глаз пробормотала:

— Геля, детка! Мы же в твоем номере… Как вариант, твоего Артура не пустили на службу без собачьих жетонов. 

В дверь настойчиво забарабанили чем-то тяжелым.

Кэнди окончательно проснулась, села в постели и заорала:

— Да вы задолбали!

— Откройте, милиция! Нам нужна Юлия Петрова.

— Упс! Привет от господина Белова! Ну я ему устрою. — пророкотала Кэнди и, как была в красных шелковых маечке на тонких бретельках и шортиках, прошествовала к двери, не торопясь ее открывать. — Представьтесь!

— Оперуполномоченный Кобылин, мы с вами беседовали утром.

Геля встала рядом с подругой, поспешно запахнув на поясе короткий синий шелковый халатик.

Кэнди открыла дверь, и Геля с трудом сдержала смех. На лице Кобылина выступили все оттенки красного, а его спутник выронил папку и бросился собирать разлетевшиеся из нее листы.

— Ну что застыли как лоси в болоте? — Кэнди прислонилась плечом к стене.

— Можно войти?

— Если есть предписание, то да. А нет — мы отправляемся дальше спать.

— Юлия Андреевна, дело в том, что Белов Эдуард Венцеславович был застрелен сегодня ночью, — взяв себя в руки, промолвил Кобылин со скорбным выражением лица. — Одна из версий — самоубийство. Вы же знаете, у него пропали очень важные бумаги. 

— Ох… Мне искренне жаль господина Белова, но от меня-то что вы хотите? — Кэнди сложила руки у груди.

— Вы единственный человек, кого нам удалось сейчас найти из тех, кто знал его лично.

— Стоп! Если он привязался ко мне пьяный вдрызг прошлой ночью и кочевал за мной по клубам, это еще не дает вам право записывать Белова в мои друзья. 

— В любом случае, вам придется пройти с нами, чтобы опознать его, — встрял в разговор второй милиционер. На фоне тщедушного Кобылина, похожего на богомола, он выглядел просто плейбоем: косая сажень в плечах, осанка, зачесанные назад русые волосы и огромные серые глаза с опушкой из золотистых ресниц. Краснота сошла с его щек, и он блуждал пытливым взглядом по телу Кэнди.

— Никуда я не пойду! Покойников с детства боюсь, — Кэнди обхватила себя руками и шагнула назад.

— Вы обязаны помогать следствию… — занудил Кобылин, но тут Геля перебила его:

— Какие-то разговоры в пользу бедных, — она заслонила подругу и потянула ручку двери на себя. — Опознать его может и коридорная.

Похожий на плейбоя милиционер успел вставить ногу.

— Но…

— Ногу уберите. Юлии Андреевне отдохнуть нужно перед выступлением, а сейчас четыре утра!  — Кэнди обернулась, поймала благодарный взгляд Кэнди и приосанилась.

— А что она делает в вашем номере?

— Представьте себе — спит! Потому что в ее номере это стало невозможным. Уберите ногу или я сейчас звоню нашему юристу.

— Вы угрожаете?

— Защищаю! Кстати, это ваша обязанность, а вы о ней почему-то забыли. Если что-то нужно, вызывайте Юлию Андреевну официально и в нормальное время суток!

Милиционер неохотно убрал ногу, и Геля закрыла дверь. Она хотела сказать, что товарищи опера совсем оборзели, но Кэнди быстро поднесла палец к ее губам, а потом руку к своему уху. Они вернулись в постель и легли лицом друг к дружке. 

— Спасибо! — прошептала Кэнди. — Не ожидала от тебя такой прыти.

— На гастролях приходилось порой отбиваться.

— Завтра нужно валить отсюда. Не отвяжутся теперь. У меня есть съемная квартира, хочешь пожить пока у меня?

— Хочу, — обрадовалась Геля, не утерпела и спросила. — А зачем ты тогда здесь жила?

— Да у меня небольшой ремонт делали, — устало улыбнулась Кэнди. — И давай-ка завтра с утра съездим в дом твоего отца. Чего время тянуть?

— Спасибо, — Геля обняла подругу и поцеловала. — Рядом с тобой у меня крылья выросли. Завтра с утра тогда позвоним Роману.

— Звонить мы никому не будем, лебедь мой прекрасный. — Кэнди повернулась на другой бок, — А сейчас давай спать! 

***

Геля любила трассу на Зеленогорск, а поездка в «мерседесе», который еще пах новой машиной, было двойным удовольствием. Справа тянулась железная дорога и одно за другим мелькали знакомые названия: Лахта, Ольгино, Лисий нос, Горская… По левой стороне, среди пролеска, кучковались ряды нарядных дач, украшенных резными наличниками и пристроенными затейливыми флигелями. Иногда среди пролеска выглядывал залив, но его свежее дыхание ощущалось постоянно, достаточно было только открыть окно в машине. Вековые сосны по обе стороны дороги упирались верхушками в небо. Ощущению полета помогала добротная дорога, разительно отличавшаяся от шоссе других направлений. Неудивительно, ведь трасса вела в Финляндию.

— А кто тот седовласый господин, что ужинал с тобой позавчера? — аккуратно спросила Геля, когда Кэнди отложила телефон.

— Седовласый господин… — отстраненно повторила Кэнди, погруженная в свои мысли. 

— Да, кто он? — Гелю распирало от любопытства. Она рассказала Кэнди о себе все, а та умело уходила от разговоров о своей персоне.

— Он продюсер.

— Кэ-энди! — Геля потянула Кэнди за рукав. — Ну, расскажи! Такой дяденька интересный!

— Дяденька интересный, — согласилась Кэнди. — Я тебя познакомлю с Конни и соблазняй его сколько душе угодно. Только сейчас отстань.

— У меня Артур есть, — насупилась Геля.

— На попе шерсть. Маленькая, но своя, — подмигнула ей Кэнди. — Не сердись. Долго рассказывать, как-нибудь в другой раз.

— Кэнди, дорога тоже долгая, — Геля скинула кроссовки и поджала ноги под себя. — Просто мне показалось, что у вас… Как бы это сказать… Не совсем рабочие отношения. 

— Конни спас меня в буквальном смысле этого слова… — Кэнди замолчала, и Геля затаила дыхание. — Меня предал мой парень в тот день, когда я ожидала предложения руки и сердца. Как раз накануне моего совершеннолетия. Белые ночи, разведение мостов, аромат сирени, пора признаний в любви! Мы проговорили всю ночь, усевшись у самой Невы на набережной. Этот негодяй поначалу твердил, что я создана для жизни, которую он не в силах мне дать. Влюбленной дурочкой я что-то лепетала в ответ, но он оказывается уже все решил за нас двоих. Под утро признался, что у него помимо меня все это время была другая женщина. С ней он спал, а меня типа боготворил. Я, от отчаяния, даже пыталась его соблазнить. На набережной! Представляешь?

Геля не ответила. Впервые она видела Кэнди настолько безоружной. Куда делась ее показная задиристость? «Да она до сих пор любит этого парня!» — охнула про себя Геля.

— Утром он ушел, а я побежала… Скинула туфли и побежала в другую сторону. Я бежала по набережной, и рыдания разрывали мне грудь. Как я любила его! Он был моим идолом! У меня не осталось ни сил, ни желания жить, я задыхалась… Я взбежала на мост Лейтенанта Шмидта, перемахнула через перила и прыгнула в воду…

Кэнди замолчала, ее зеленые глаза наполнились слезами. Геля поспешно вытащила кружевной платочек из кармана и протянула ей. Но та отвела ее руку, и закусила губу.

— Я наглоталась ледяной воды со вкусом мазута и стукнулась обо что-то, возможно бревно или сваю. Поняла, что теряю сознание… Очнулась на яхте немецкого седовласого господина. Конни проплывал мимо и со своим другом вытащил меня из воды. Мы вместе уже два года, он гений и создал потрясающее шоу с нуля, собрав команду профессионалов.  

— Он твой… любовник? 

— Я девственница, — улыбнулась Кэнди. — И, как уже говорила, ненавижу мужиков. Конни единственный, кто имеет право выносить мне мозг и допущен в личное пространство. 

Геля не нашлась, что сказать.

— Да ладно, — тихо молвила Кэнди. — Нормально все. 

Геля взяла трубку Кэнди и повертела в руках.

— Эриксон. Дорогая связь?

— Конни платит. Как ты успела заметить, с деньгами у меня проблем нет. Но как оказалось счастье не в них, и даже не в их количестве. Странно слышать в наше голодное время, не правда ли? И я даже не знаю, чего хочу.  Кто-то спасается любовью, кто-то верой. А мною пока движет только ненависть и все, что вызывает бешеный выброс адреналина. Я как выжженная пустыня по которой гуляет ветер.

— Ты любишь того парня до сих пор. Любишь и ненавидишь. А в каждом мужчине ты видишь его и… И готова растоптать, а может даже убить. Но это не выход. 

— Давай сменим тему.

— Давай. Я хочу, чтобы ты бросила курить.

Кэнди закатила глаза.

— Эту тему давай тоже сменим.

— Дай мне свой номер телефона.

— Это, пожалуйста, можешь запомнить — он легкий.

***

Кэнди проехала мимо дома отца Гели и остановила «мерседес» метрах в пятидесяти от него.

— Ты посиди в машине, — глаза Кэнди горели, а на щеках играл румянец. От ее грусти и усталости не осталось и следа. — А я сейчас позвоню в дом и выясню, есть ли вообще кто-нибудь там. Потом наберем Романа, и узнаем, когда он собирается приехать. Если все чисто, то заберемся во двор, и, пока ты обыскиваешь дом, я постою на шухере. Забор из профлиста, я так понимаю временный, подлезть где-нибудь можно со стороны озера, чтобы соседи нас не запалили.

— Со стороны озера есть вторая калитка… Кэнди, подожди! — Геля схватилась за голову: «Роман, конечно, подозрительный тип, но он владелец дома. Еще не хватает неприятностей с законом». — Давай лучше позвоним Роману и договоримся о встрече.

— Давай, — кивнула Кэнди, — а он позвонит твоим милым знакомым. Ты как хочешь, а я на групповуху не подписываюсь. Дай мне блокнот из бардачка.

Геля тяжело вздохнула и выполнила просьбу подруги. Та выудила ручку из-под козырька и расчертила на чистом листе таблицу. 

— Знаешь каких-нибудь соседей здесь? — спросила Кэнди, вписывая фамилии и номера телефонов в графы.

— Нет.

— Ну и ладно, — Кэнди подмигнула и, взяв рюкзачок с заднего сиденья, вышла из машины.

— Я не усижу здесь! — окликнула ее Геля и выскользнула следом на улицу. 

— Ну стой тогда! — оглянулась Кэнди и брелоком от сигнализации закрыла машину, — Только хотя бы за дерево спрячься. Здесь по обе стороны их предостаточно.

Геля тенью последовала за подругой и встала за сосной напротив дома отца. Кэнди позвонила сначала один раз. Постояла пару минут, а потом настойчиво стала жать на звонок. Наконец калитка распахнулась, и Геля, зажав кулаком рот, скрылась за деревом. На пороге стоял Алекс.

— Здравствуйте, — услышала Лина голос Кэнди. — Я ваша соседка. Мы хотим делать асфальтовую дорогу на нашей улице и собираем подписи для подачи заявления в администрацию района. Вы наш новый сосед?

— Возможно, — раздался недовольный голос Алекса. — Что от меня нужно?

— Самую малость, — промурлыкала Кэнди. — Ваши фио и номер телефона. А когда мы напечатаем заявление, то еще ваша подпись.

Послышался шум мотора, и со скрипом тормозов из-за угла вырулила вишневая девятка и остановилась неподалеку от дерева, за которым спряталась Лина. Ей показалось, что она не вжалась в сосну, а стала ею, от страха закрыв глаза. Из машины никто не спешил выходить.

— Записывайте данные хозяина, Кораблев Роман Дмитриевич, — послышался торопливый голос Алекса, он продиктовал телефон и вежливо добавил. — Я передам ему, что вы приходили. Он редко приезжает… Может оставите свой телефончик?

— Да я только данные собираю, — рассмеялась Кэнди, — А всей этой писаниной родители будут заниматься. 

— А вы из какого дома?

— А вы приезжайте сюда почаще и узнаете, — кокетничала напропалую подруга. — Простите, у меня там курица в духовке. Выскочила хоть пару домов еще обежать. 

— Ну пока, соседка. 

Раздались легкие удаляющиеся шаги и тут же захлопали двери машины.

— Алекс, здорово! 

— А что за телочка?

— А это кто тут у нас прячется? 

Геля похолодела. Она открыла глаза и встретилась взглядом с бритоголовым по кличке Винт. В два прыжка он оказался около нее и выволок за руку из-за дерева.

Женский роман "Балерина для снайпера" Глава 9

Продолжение следует.