Глава 7

Лина отодвинула тяжелую бордовую штору, открыла окно и вдохнула всей грудью осенний воздух. Ночная прохлада утолила желание разрыдаться.

—  Минорной нотою в историю любви… стучится в двери скорая разлука, — прошептала Лина.

Аромат листвы из монастырского сада смешивался с терпким запахом мазута и речной воды. По Неве неспешно плыла баржа. Водная рябь отражала свет фонарей, переливаясь тысячами оттенков золота и серебра. По набережной проносились машины, спеша оказаться в другой части города.  Лина взглянула на часы: до развода мостов осталось несколько минут.

— Отец… Да не ори ты в трубку! Буду я утром! — раздался за спиной раздосадованный голос Артура. — Да, расстались, и я не собираюсь это обсуждать. Ах, она названивает?.. Печалька. Не нужно ничего передавать. У пчелки жалко, звук выключи на телефоне. Все, пока!

Артур швырнул трубку на аппарат, подошел к Лине и обнял ее за плечи.

— Прости, мышонок.

— А ты суров, большой брат!

— Не понял?

— Говорил, что всегда приходишь на помощь женщинам, а сам относишься к ним довольно жестко.

— Ты хочешь, чтобы я миндальничал с другими дамами? — Артур проник руками Лине под свитер и пощекотал под мышками, но она не отреагировала. — Ого! Ты не ревнивая?

— Не знаю, некого было ревновать.

— И я не дам тебе повода.

— Все-таки, мне кажется, ты неправ насчет той девушки в ресторане. Нельзя походя судить о людях. Ты ведь не знаешь, что сделало ее такой.

Артур тяжело вздохнул.

— Возможно, госпожа адвокат, но такая бестия не станет смиренно ждать меня у окошка. А вытаскивать ее из разных переделок у меня нет времени. Мне нужна трепетная, нежная и верная жена. 

— То есть невеста тебя устраивала, но стоило ей заикнуться о своих условиях, ты сжег все мосты одной спичкой?

— Мы не один день прожили с ней, Лина. Меня можно принимать только вместе с работой, и никак иначе. — Артур начал закипать.

— Не бухти, я тебя так и воспринимаю. Просто хочу понять, что ты за человек.

— Нормальный человек. Просто никогда не относил себя к толстовцам, — пробурчал Артур. Он развернул Лину к себе и крепко обнял. — Господь пусть прощает, а меня жизнь научила не потокать трусости и не оставлять предательство безнаказанным. Это опасно. Смертельно опасно!

— Смертельно опасно — одиночество, — Лина чуть отодвинулась от Артура, чтобы видеть его глаза. — Если бы мы не встретились, не знаю, была бы я сегодня жива.

— Выбрав меня, ты обрекла себя на одиночество. — Артур страдальчески сморщил лоб.

— Но ведь ты у меня есть! Пусть за тысячи километров, но есть. И я буду знать, что однажды ты вернешься… — За окном половинки моста медленно тронулись вверх. — Мост разводят, и это такая же неизбежность, как твой отъезд. Все дело во времени. Я буду ждать тебя! Я буду ждать тебя сильно-сильно! И ты знай, что я тебя жду, как не ждут никого другого.

Слезы обожгли Лине щеки. Артур мельком взглянул в окно и снова заворожил ее глубиной медовых глаз. Они искрились то ли отблеском фонарей, то ли светом любви. Артур запечатал губы Лины поцелуем, подхватил её на руки и отнес в постель.

***

Вторая ночь любви закончилась. На стуле около ванны стояла опустевшая бутылка шампанского и белая тарелка с хлебными крошками и черными икринками. Лина полулежала на Артуре, ощущая его легкое дыхание на затылке. Кожа горела, грудь приятно ныла, а между ног все сжималось от воспоминаний о жарких ласках возлюбленного. Но ни теплая вода с облачками белоснежной пены, ни увещевания Артура не успокаивали Лину — отсчет времени шел уже на минуты. Чем больше она старалась, тем хуже ей удавалось казаться беспечной. Она допила шампанское, поставила бокал на бортик ванны и потерлась спиной о грудь Артура. Он положил руки Лине на живот и промурлыкал:

—  Так бы лежал и не вставал.

Лина зажмурилась: «Только не говори, что пора!»

— Но хорошее не может быть вечным! Нужно ехать, родная!

Лина развернулась и села на колени перед Артуром. От бессонной ночи и выпитого шампанского кружилась голова. Ей хотелось запечатлеть в памяти каждую черточку возлюбленного — широкие плечи, капельки воды на внушительных бицепсах, поджарое смуглое тело, крепко посаженная голова с черным чубом и взгляд, лишающий разума и воли.

— Можно я провожу тебя?

Уголки губ Артура дрогнули, и он покачал головой.

— Тебе нужно выспаться, мышка! Представь, что я ухожу на обычную работу. Я оставлю телефон Сергея, можешь обращаться к нему по любым вопросам. Скажешь от Арчи, он поймет. А там и я вернусь. Только прошу тебя, не задерживайся в этой гостинице. Тебе точно деньги не нужны?

Лина покачала головой.

— Мне нужен ты.

***

Артур вызвал такси и посмотрел на часы. Стрелки вытянулись в линию, показывая шесть утра. Несмотря на бессонные ночи, он уложился бы сейчас в самый строгий норматив на полосе препятствий. Счастье обладания лучшей из женщин окрыляло. Белокурая головка Лины покоилась на его коленях. «Больно видеть слезы в твоих глазах. Как бы я хотел остаться и защитить от шизы, что творится вокруг, — он провел кончиками пальцев по ее руке, поправил лямку на плече. Ком в горле перехватил дыхание. — Все будет хорошо. Серега не подведет. Только бы сама бед не натворила, маленькая моя». Телефонный звонок взорвал тишину противным дребезжанием.

— Белая «Волга», номер: «тридцать один, двадцать один», подъедет через десять минут, — протараторила диспетчер и бросила трубку.

Лина крепче прижалась к Артуру. Он закрыл глаза и собрался с духом.

— Пора, мышка.

Лина покорно встала и прислонилась к стене. Артур подошел и встряхнул Лину за плечи. В ее серых глазах появился зеленоватый оттенок. Она смотрела на него с такой тоской, что Артур не смог сказать больше ни слова. Ее губы, припухшие от поцелуев, соблазнительно приоткрылись, и он приник к ним как к спасительному источнику. Теплые ладошки коснулись его поясницы и скользнули под джинсы. Жаркие любовные безумства минувших ночей вспыхнули в памяти. Дыхание стало неровным. Дрожь пробежала по телу и ударила в голову. Артур быстро скинул одежду и усадил Лину на стол.

— Я люблю тебя больше жизни, — прошептал он, когда все было кончено, и опустился перед ней на колени. — Если есть на свете Бог, он все устроит. Только дождись меня.

— Конечно есть, иначе бы мы не встретились, — улыбнулась Лина. Она перекрестила Артура и пригладила ему чуб. — И пусть он всегда будет рядом с тобой.

— До встречи, родная.

Артур покрыл ее руки поцелуями, поднялся и, подхватив куртку со стула, вышел из номера.

***

В лифте Артур столкнулся с худенькой невысокой девушкой, похожей на китаянку. Она наклонила голову, и копна черных волос скрыла ее лицо.

— Первый этаж ниже, — пояснил он, замерев в дверях.

Она отступила и поправила пальцем очки в тяжелой оправе. Рукав бесформенного полупальто сполз и обнажил тонкое запястье. На кожаном ремешке блеснули часики «Картье».

— Извините, — пролепетала она по-русски.

Ягнячья кротость девушки не вязалась с настороженностью ее быстрого и цепкого взгляда. Она вновь потупила глаза. Артур кашлянул в кулак. Китаянка прижимала к груди полиэтиленовый пакет с папкой или коробкой формата А4 внутри. Мешковатая юбка неопределенного фасона скрывала ноги до щиколоток. Ботинки на шнуровке из светлой телячьей кожи — не из дешевых. «Студентка — резидентка», — ухмыльнулся Артур.

Двери лифта открылись. Девушка вышла первой. Втянув голову в плечи, она пересекла холл и встала у выхода, высматривая кого-то сквозь стекло. Артур вышел на улицу и огляделся в поисках белой «Волги». Такси притулилось к черному «мерседесу», у водительской двери которого стояла Кэнди. На ее ярко-красных губах играла легкая улыбка, распущенные длинные волосы колыхались на ветру, спадая на грудь и спину.

— Юленька, Москва — Динамо. Сегодня ты от меня точно не сбежишь! — взывал к ней крепко выпивший, лысоватый мужчина лет сорока пяти в кожаном пиджаке и болтающихся на толстой заднице джинсах. Он сжимал руки Кэнди, поочередно целуя запястья.

Артур с отвращением сплюнул и прошел мимо них к такси.

— Ваша уверенность подкупает своей новизной, господин Белов. — Юля была трезва, но говорила игриво. — А всю ночь таким робким прикидывались!

— Прикидывался, каюсь… — мужчина громко икнул в сторону. — Пойдем ко мне в номер, я тебя кое с кем познакомлю!

«Эх, Юля, Юля…» — покачал головой Артур и хотел уже сесть в машину, но тут в мозгу словно сложилась мозаика. Он замер у открытой двери «Волги» и, облокотившись на крышу, уставился на Юлю. Кожаная куртка с заклепками и ремешками ее явно не грела. Кэнди играла с мужчиной как кошка с мышкой, зябко поводила плечами и поглядывала на двери гостиницы.

Артур проследил за ее взглядом. На пороге появилась китаянка. Девушки обменялись чуть заметными кивками, и китаянка быстро засеменила к метро.

— Ну хватит, — Юля нахмурилась и вырвала руки из лап ухажера. — Я не за твой счет гуляла, так что без претензий, дружище. Иди проспись!

«Господин Белов» потянулся обниматься, но она оттолкнула ухажера, и он шмякнулся на капот соседней машины, нелепо взмахнув руками.

— Задолбал урод! — пробормотала она и столкнулась взглядом с Артуром.

Тут же на ее лицо вернулась маска безмятежности. Юля послала ему обезоруживающую улыбку и нырнула в салон «мерседеса».

— Ах, ты стерва! — взвыл незадачливый ухажер и ударил со всей злости кулаками по крыше ее машины.

Но Юля уже завела двигатель и дала по газам.

«Обстряпали девочки дельце», — улыбнулся Артур, сел в такси и кивнул водителю: — Привет, командир!

— Утро доброе! — лениво зевнул таксист. — На Богатырский?

— Так точно.


Продолжение следует.