Глава 6

Лина остановила машину около служебного входа Александринского театра, поцеловала Артура в щеку и заговорщицки прощебетала:

 — Я сейчас.

 Через четверть часа она выпорхнула с большим пакетом, сунула его в багажник и подошла к водительской двери.

 — Привет! — улыбнулся Артур и постучал пальцами по рулю. — Можно я тебя покатаю?

 — Нужно! — Лина обежала машину и села в пассажирское кресло.

 До набережной они ехали не спеша и молчали. «Что если этот подонок все-таки решит напасть на Лину? — Артур качнул головой и подытожил размышления: — Нужно узнать адрес той бани и подстраховать моего мышонка».

 — Понимаю, тебе это не очень приятно, — начал Артур и заметил, что Лина напряглась, — но ты мне сейчас покажешь точно, где находится баня. Я оставлю тебе телефон друга, он все разузнает и поможет, если будут трудности с бандитами. Я доверяю ему как себе.

 — Ты правда не знаешь, когда вернешься? — в глазах Лины промелькнула безысходность, и она достала через ворот футболки цепочку с его жетонами.

— Не знаю, — Артур сжал пальцы Лины и прижал её кулачок к губам.

— Я не разбираюсь в чинах… Поняла, что ты военный. Если это не страшная тайна, скажи, кто ты? На твоих жетонах написаны лишь какие-то цифры.

 — Это мы на первом курсе баловались с ребятами. На этих болванках правильно набита только группа крови. Кстати, есть такая примета: их нельзя возвращать владельцу.

 — И не подумаю, — Лина спрятала подарок обратно. — Но ты не ответил на мой вопрос.

 «Ах, Лина, вряд ли ты скоро узнаешь, что пообещала свое сердечко снайперу спецназа ГРУ», — вздохнул Артур и вслух произнес:

 — Я связист, мышка!

 — Связист? — у Лины от удивления вытянулось лицо.

 — Ну да, связь налаживаю, где родина прикажет. Поэтому у меня частые командировки.

 — Но там… В Лавре… Почему?..

 — Лина, — перебил ее Артур, — Ты мне доверяешь?

 — Да, — опешила она.

 — Тогда перестань играть в мисс Марпл и прими все как есть.

 — Прости, — Лина потупила глаза, — Я очень переживаю за тебя. Ведь если что, я даже не знаю твоей фамилии, где искать тебя.

 — Фамилия моя — Правдин. И, может это прозвучит излишне самоуверенно, я сам найду тебя, когда вернусь, где бы ты не была. От тебя требуются только две вещи — любовь и верность.

 — Но ты ведь тоже не знаешь ни моей фамилии, ни номера телефона.

 — А вот тут ты ошибаешься, Ветрова Ангелина Игоревна. — Артур назвал дату ее рождения, адрес и телефон. — И ты дала мне ключи от квартиры, где меня всегда будет ждать теплая постель. Или я не прав?

***

 — Похоже, этот поворот. Притормози, я посмотрю. Ночью не успела хорошо разглядеть, но когда утром он вез меня к отцу…

 Артур съехал на обочину в тень придорожных деревьев.

 — Не понял, кто тебя вез к отцу.

 — Бандюган, которого ты за универсамом положил, — Лина обернулась назад и ткнула пальцем в сгоревший дом на другой стороне дороги, — Точно здесь! Я еще подумала, что сожгу эту баню так же дотла.

 «Ах, Лина, Лина! Что за безропотность такая! Еще и в машину к этому уроду после всего села. И как тебя одну оставить?» — Артур потер тыльными сторонами ладоней глаза и встряхнулся.

 — Ладно. Сколько от поворота до бани примерно?

 — Мы ехали минут пять-десять. Там еще забор высокий!

На лице Лины промелькнуло волнение.

 — Рядом есть другие дома?

 — Я не видела.

 Артур вышел из машины и огляделся, запоминая место.

 — Отлично, — он вернулся за руль, — командуй, куда дальше ехать.

 — Здесь недалеко, — она взяла Артура за руку. — С той минуты, как увидела тебя, я боюсь лишь одного: что ты окажешься сном, а остальное уже неважно.

 Артур наклонился и куснул ее за ухо.

 — Я продолжаю настаивать, что создан из плоти и крови.

 — И из зубов, — рассмеялась Лина, потирая укушенное ухо.

 ***

 Лина привезла Артура в «зачарованное» место, как она его называла. Они съехали по петляющей узкой дороге к лесному озеру. Артур внимательно осмотрел окрестности и невольно залюбовался нетронутой красотой. Лина усадила его на пенек, в «партере», напротив покосившегося деревянного помоста, вдававшегося в озеро. В зеркальной синеве воды отражалась вечная зелень сосен и елей, разбавленная багряным золотом берёз.

 — Не оглядывайся, — шепнула Лина Артуру на ухо.

Хлопнула дверь багажника, зашуршал пакет. Артур сидел, блаженно улыбаясь: «Мышонок взволнован и наверняка путается в лямках и шнурках балетного платья. Интересно, это будет «Лебедь Сен-Санса» или что-то из «Спящей красавицы»? Не иначе как сам Петр Ильич взорвет этот лес своей музыкой». Мама исправно водила Артура в детстве на балет, и он примерно представлял, что сейчас его ждет. Но тут над лесом разнесся голос Цоя. Лина угадала любимую песню Артура:

 «Песен еще ненаписанных, сколько?

 Скажи, кукушка, пропой.

 В городе мне жить или на выселках,

 Камнем лежать или гореть звездой?

 Звездой.

 Солнце мое, взгляни на меня,

 Моя ладонь превратилась в кулак,

 И если есть порох, дай огня,

 Вот так…»

 Хрупкая фигура Лины в лучах осеннего солнца грациозно выбежала на помост. Она вкладывала страсть и трагизм в каждое движение. В белой пачке и корсете с алой лентой Лина походила на ангела. Ее густые шелковистые волосы спадали на открытые плечи, а грудь заметно вздымалась от волнения. В горле у Артура встал комок: «Она создана для счастья и почитания, а я смогу дать ей лишь годы томительного ожидания и короткие мгновения любви». Песня закончилась. Лина поклонилась и подбежала к Артуру.

 — Тебе понравилось.

 — Это лучшее, что я когда-либо видел, — с трудом выдавил он, стянул куртку и накинул ей на плечи. — Ты, наверное, лесная фея. Как угадала мою любимую песню? Даже предположить не мог, что ты слушаешь Цоя.

 — Поцелуй меня, пожалуйста, — она встала на носки и сложила на груди руки.

 Артур медленно склонился к ее лицу. Он едва сдерживал себя всякий раз, когда ощущал дыхание Лины. Перед его глазами пронеслась минувшая ночь, когда он, задыхаясь от страсти, покрывал поцелуями ее бархатную, как персик, кожу.

 — Малышка… — Он наклонился и провел языком по нежной хрупкой шее. Длинные ресницы Лины опустились, плечи напряглись. — Ты не представляешь, насколько прекрасна.

 Артур больше не мог сдерживаться и с жадностью припал к ее губам.

 ***

 Солнце клонилось к закату, когда Артур и Лина усталые, но счастливые вернулись в город. Перед тем как подняться в номер, они решили подкрепить силы в ресторане гостиницы. Метрдотель посадил их рядом с танцполом, но музыканты еще не пришли и можно было поужинать в тишине. Пятница, на улице сгущались лиловые сумерки, а потому зал уже заполонили туристы и праздные гуляки. Артур отрезал по кусочку от сочной киевской котлеты и поглядывал на Лину, мыслями пребывая с ней в постели. Внезапно Лина распахнула глаза:

 — Ничего себе!

 Артур обернулся. По проходу легкой поступью от бедра к ним приближалась девушка, похожая на Лину. От этой дивы за километр пахло деньгами и уверенностью в собственной неотразимости. Казалось, сейчас она взмахнет руками, а потом станцует или начнет стрелять. По залу прокатился восторженный шепоток. Мини-юбка едва прикрывала бедра идеальных ног в ботфортах на высоченном каблуке, открытый плоский живот притягивал взгляд не меньше, чем аппетитная пышная грудь в черном кожаном лифе на шнуровке, светлые волосы, уложенные в высокую прическу, подчеркивали длинную шею. Артур отвернулся и вновь уставился в тарелку пробурчав:

 — Миледи, твою мать.

 — Тебе не нравятся такие женщины? — уголки губ Лины нервно дрогнули. Она распрямила плечи и мельком взглянула на свою скромную грудь, спрятанную под свитером.

 — Нет! — Артура разобрал смех: «Неужели мышонок думает, что для меня есть кто-то лучше нее?»

 — М-да… — Лина скомкала салфетку, когда девушка приземлилась за соседним с ними столиком. Цепким взглядом зеленых глаз она оглядела Артура, но тут же, потеряв к нему интерес, принялась выговаривать метрдотелю, что просила оставить ей столик у окна.

 — Вот скажи, как мужчины реагируют, когда видят… Такой генофонд? — Лина носком туфли пощекотала лодыжку Артура.

 — Генофонд? — удивился Артур. — Менее всего мужчины видят в таких девицах продолжение рода.

 — Ну скажи по секрету, что творится в мужских головах при виде такой красотки? — не отставала Лина. Она немного успокоилась и к ней вернулось игривое настроение.

 — Ты правда хочешь знать?

 Артур невольно вновь бросил взгляд на девушку. Откинувшись на спинку стула, она оживленно беседовала по сотовому телефону, не обращая на них внимания. 

 — Хочу.

 — Я бы ей вдул…

 Ему больно прилетело по ноге под столом, и он рассмеялся.

 — Мышка, ты не дала мне договорить! Так думает девяносто процентов мужиков в этом зале. Вглядись в их лица: деньги и секс управляют сегодня сознанием большинства людей. А эта девица хищница и умелая потрошительница кошельков.

 — А кто остальные десять процентов?

 — Геи, праведники и я.

 — То есть у тебя даже не мелькнуло желание «пошариться по буфетам»?

 — Только с одной целью, — посерьезнел Артур, и вытер салфеткой рот, — Проверить, нет ли у нее под юбкой пистолета.

 — Вряд ли пистолет поместится под такой юбкой.

 — Ты права, я думаю она носит его в сумочке. 

 Девица достала тонкую коричневую сигарету и щелкнула черной зажигалкой, украшенной стразами. Подошел официант:

 — Добрый вечер, — вежливо поздоровался он и подал меню. — Что-нибудь принести сразу?

 — Коньяк и колу… — девица выпустила струйку дыма, раскрыла меню и ткнула наманикюренным ноготком в картинку. — Карпаччо и овощи гриль. В двух экземплярах.

 — Сию минуту.

 К столику подошел статный мужчина за пятьдесят — морщинистый высокий лоб и густые седые волосы. Загар явно не черноморский, и первые же слова выдали иностранца:

 — Привет, моя милая Кэнди! — Он оглянулся на Артура и сел к нему спиной. — Давно ждешь?

Артур незаметно подвинул стул назад, чтобы видеть Кэнди. Неизвестно почему, но она пробудила в нем профессиональный интерес. 

 — Твоя котлета осталась почти нетронутой, — пожурил он Лину. — Такая еда не годится для фей? Ну ничего! Сейчас вернемся в номер, и я накормлю тебя бутиками с икрой. А в ванной мы откроем шампанское. Как идея?

 — Звучит заманчиво, — подмигнула ему Лина, но он видел, что ее тоже заинтересовала Кэнди с импозантным иностранцем.

 Артур помахал рукой официанту и напряг слух. Он с трудом различал слова мужчины и девушки со странным именем. Пара говорила по-английски, и язык не был родным для иностранца, Кэнди и вовсе не заморачивалась с произношением. Артур прекрасно владел английским и обрывки фраз выстраивались перед ним в логическую цепочку.

 — Долго мне еще торчать в этой помойке? — в голосе Кэнди слышалось раздражение.

 — Номер для него снят в этой гостинице. Как хочешь крутись-вертись, но бумаги мне нужны не позже завтрашнего вечера. Кира будет на подхвате, она уже едет из аэропорта…

— Я очень устала, Конни.

— Все потому, маленькая девственница, что ты не умеешь и не хочешь расслабляться.

— Тебя что-то не устраивает?

— Не заводись! Надеюсь, ты помнишь, что я скоро сворачиваю здесь свои дела. И мое предложение еще в силе.

 Подошел официант, и беседа за соседним столом прекратилась. Артур рассчитался и встал. По нему скользнул взгляд бездонных глаз Кэнди. Артуру стало неловко за свои слова о ней: «Господи, да ей двадцать от силы. А взгляд — будто войну прошла». Артур взял Лину за руку, и они вышли из ресторана.


Продолжение следует.