Часть первая. Россия. 2001 г.

Глава 13


Продолжение следует.

Роберт и Саня с искаженными от гнева лицами прислушивались к доносящемуся из телефонной трубки разговору пока связь не прервалась.
      — Лихо она его спалила, — Роберт помрачнел еще больше и добавил:
 — Надеюсь, этот бунт ей не очень дорого обойдется.
 — Вряд ли он тронет ее в машине, — рассудил Саня. — Во-первых, он надеется на восстановление отношений, а во-вторых, зачем ему осложнения в дороге? У гаишников могут возникнуть вопросы, куда он избитую девицу тащит.
 — Ты прав, — Роберт достал ее фотографии.
 — Не обидишься, если я спрошу? — с явным трудом выдавил Саня.
 — Конечно, нет, — Роберт удивленно взглянул на него.
     — Он говорил… Неужели Юля до сих пор девственница?..
     — Да, — тихо сказал тот, — и я убью его, если он прикоснется к ней.
      Некоторое время ехали молча. Роберт в десятый раз просматривал Юлины фотографии, глухая ярость клокотала в нем. Наконец, он собрался с духом и позвонил ее отцу. Подробно рассказав о случившемся, Роберт попросил его набрать номер Сергея, и если тот не ответит, идти в милицию.
 ***
           — Эй, мне нужно в туалет, — похлопала Юля Эдика по плечу, не доезжая до заправки, где они с Робертом встречали рассвет. Ей пришло в голову, как еще подать знак друзьям. Станция стояла на стороне дороги, ведущей в Петербург. Они тогда ещё специально развернулись.
 Эдик глянул в зеркало на своего босса и тот согласно кивнул.
 
               На заправке Сергей сунулся было за Юлей в женскую комнату.
      — Не сходи с ума! На тебе сумку и можешь обыскать меня, — осадила она бывшего жениха.
      Он мрачно посмотрел на нее и подтолкнул к туалету, забрав сумку.
      — Купи мне кофе и шоколадку, — бросила она ему.
 Закрывшись, Юля задумчиво взглянула в зеркало на крупный бриллиант в подвеске, которую подарил ей Роберт. Она сняла его и нацарапала под бумажным полотенцем на белоснежном кафеле адрес Зеленогорского пансионата, принадлежавшего Сергею и номер машины. Подумав, добавила дату и время. Затем сунула два пальца в рот и вызвала у себя рвоту, рассчитывая разыграть перед своим похитителем слабость и отбить желание лезть с поцелуями. Он поджидал Юлю у выхода из туалета.
      — Чего это тебя рвет? — Сергей вручил ей кофе и шоколад.
      — Голова болит, — промямлила Юля.
 Сергей заглянул в туалет, и повернулся к ней.
— Папа твой звонил, ищет тебя.
— И? — Юлино сердце забилось быстрее.
— И я сказал, что сам не против тебя увидеть, что по-прежнему люблю и похитить хотел, исключительно чтобы отвести к алтарю.
     — Умеешь пыль в глаза пускать, — с горечью ответила Юля. — Может, присядем?
     — Слушай, не наглей, а! Давай в машину живо, — Сергей взял ее за локоть и потащил прочь.
     — Ой, — Юля, словно нечаянно, разлила у кассы кофе. — Девочки, извините, мы вам тут напачкали немного.
Она посмотрела на них умоляюще, но продавщицы лишь  испуганно взирали на Юлю. Сергей разозлился и чуть ли не силой выволок ее из здания. Правда, она не особо сопротивлялась, полагая, что теперь их здесь точно запомнят.
 ***
     — Саня, тормозни у этой заправки, — попросил Роберт часом позже.
 Они остановились, Дмитрий припарковался за следом.
    — Что за сбор? — он выбрался из машины, разминая плечи на ходу.
    — Мы, когда в Москву ехали, останавливались тут, — Роберт, с болью вспомнил, как хорошо было им в то утро. — Вдруг… Заодно заправимся.
     — Как минимум им тоже придется заправиться где-то. Есть шанс, что засветились. Нужно дотошно опросить персонал. Это по твоей части, Самурай, — Саня хрустнул костяшками пальцев.
 — Да тут одни бабы работают, так что скорее по твоей, — хохотнул Дмитрий.
      Войдя внутрь, друзья разошлись. Саня с Дмитрием — налаживать контакт с продавщицами и заодно закупиться фастфудом, а Роберт направился в туалет в поисках хоть какой-нибудь зацепки. Не увидев сначала ничего, он вспомнил, что в гостинице Юля оставила надпись около полотенца. Особо ни на что не рассчитывая, Роберт приподнял рулон бумаги у раковины и сердце его радостно ухнуло в груди. Записав адрес, он вернулся к друзьям.
      — Была здесь наша красотка, — сообщил ему Саня. — Целое представление устроила.
      — Я знаю, — сказал Роберт и показал друзьям добычу.
      — Отлично, — Саня смачно откусил от хот-дога. — Теперь бы догнать их. Но идут они с хорошей скоростью.
     Роберт тревожно взглянул на него:
      —  Да, она час назад здесь проезжала, время на стене нацарапала.
      — Когтями? — улыбнулся Саня.
      — Не иначе!
— Погнали! — Дмитрий одним глотком выпил кофе и пульнул стаканчик в урну.
 ***   
 Сергей открыл бар и достал бутылку виски.
      — Будешь? — он блуждал по Юле голодным взглядом.
 Отбросив приличия, Сергей, видимо, вел себя наконец-то так, как ему хотелось.
      — Нет, — Юля поморщилась, — мне и так плохо.
    Он налил себе приличную дозу и выпил. Затем достал из кармана куртки бордовую пачку с золотой надписью, выудил оттуда сигарету, щелкнул газовой зажигалкой и смачно затянулся.
     — А скажи, девочка, с чего ты от меня рвануть решила? — он вальяжно развалился на сиденье, закинув ногу на ногу.
      — Не было любви между нами, Сережа, даже искры не блеснуло, — Юле захотелось поговорить начистоту. — Поначалу показалось, что ты и есть тот  единственный и неповторимый. Но только показалось, а ты впился в меня как клещ. Думала свыкнется-слюбится. В то утро я хотела от тебя уйти, пока ты еще спал, да неудобно было. Ведь ты мне ничего плохого не сделал. А вот после того, как  разбил скулу, сомнения отпали.
        Сергей холодно посмотрел на нее, и Юля вздохнула. Перед ней сидел совершенно чужой человек. Два месяца романтических отношений канули в небытие.
      — Любовь, искры, еще душу сюда приплети. Люблю не люблю. Я не знаю таких слов. Важно одно: когда я заходил в клуб или ресторан, то счастлив был тем, что именно ты держала меня под руку, — он затянулся, отхлебнул из стакана и добавил: — Зацепила чем-то…  Но все бабы — суки, и ты оказалась не исключением.
     — Прости, — оборвала Юля резко. — Но если слово «любовь» отсутствует в твоем лексиконе, то это лишь подтверждает, что ты ко мне тоже относился потребительски, так что квиты. И не надо из себя поруганную добродетель строить. Я знаю, что у тебя были женщины на стороне. И твоя месть не более чем неудовлетворенные амбиции. Сережа, ты же бизнесмен, а не уголовник, зачем все это устраиваешь?
      — А откуда ты знаешь, что я не уголовник?
 Юля замолчала. «Я действительно ничего не знаю о тебе. Нужно отдохнуть и не тратиться на  перебранку, —  подумала она, — силы  еще понадобятся».
      — Что-то ты чересчур спокойная, — Сергей пустил дым кольцами. — Надеешься, что твой принц на белом коне спасет тебя, или за ум взялась? Эдик, включи музыку и прибавь скорость, а то я сейчас усну наедине с этой неживой природой.
      Юля постаралась представить, как могут дальше развиваться события:» Ну не цепью же он меня прикует. Главное — выиграть время. Только бы в постель сразу не потащил. Если парни не найдут меня, то придется бежать самой». Она знала, что Сергей строил пансионат в Зеленогорске. На фотографиях, оставшихся у Роберта, Юля с Сергеем были изображены как раз неподалеку от него, так что хотя бы адрес места, куда ее везут, известен точно. А выходит, у Сергея там еще есть и резиденция. Внезапно Юле  пришла идея, а вдруг сработает?
      — Сережа, давай заедем к моим родителям? — Она положила ладонь на его руку.
     — Сейчас, разбежалась! — засмеялся он, и перехватил ее пальцы и до боли сжал. — Никто не докажет, что ты у меня.
      «Не сработало», — она с досадой отвернулась к окну.
 Дальше они ехали не разговаривая. Сергей звонил по рабочим вопросам, а Юля, предоставленная самой себе, продолжала просчитывать возможный ход событий. Эдик гнал без остановок, лихо маневрируя среди попутных машин.
 ***
     Роберт старался мыслить трезво.
     — Саня, как можно сообщить в дорожную полицию? Пусть тормознут машину на въезде в город, — предложил он.
     — Пока они объявят перехват, этот хрен ее не то что в Петербург, во Владивосток успеет отвезти, — пожал плечами Саня, — Только время потеряем на посту ГАИ.
Раздался звонок и Роберт включил динамик на телефоне.
 — Я прослушал диск, — рявкнул Дмитрий в трубку, — Мы имеем два в одном. Сергей вел переговоры с Рябым!
 — Твою дивизию, — треснул Саня по рулю, — Ты уверен?
 — И также как в том, что клюква кислая.
 — А я-то думал, почему мне второй голос показался знакомым, — вскинулся Роберт, — плохо то, что на переговорах был не сам Сергей. По крайней мере, его голоса нет в этой записи. Я сейчас в этом убедился. Ему плевать на то, что диск у нас.
 — Тем не менее он как-то с этим связан. Короче,  предложение слить Сергея федералам. Есть выход на них. Я серьезно опасаюсь за Юльку, и боюсь мы не потянем втроем эту операцию.
 — Самурай, я твой вечный должник, — выдохнул Роберт.
  ***
     Мучительная дорога подходила к концу, в окне промелькнул указатель «Зеленогорск». Как назло, их не остановили ни на одном посту за все восемьсот с гаком километров. Показался знакомый забор недостроенного пансионата. Эдик свернул за ним, и машина покатила по грунтовке. Уже стемнело и рассмотреть дорогу не получалось. Пропетляв по лесу, они подъехали к частному дому, обнесенному высокой стеной из темного кирпича. «Не хватает только рва и подъемного моста», — мелькнула у Юли мысль. Машина миновала разводные ворота и съехала в подземный гараж.
     — Давай пошевеливайся, — Сергей вышел и выжидательно замер у двери.
      Юля выбралась из мерседеса и поймала на себе его горящий ненавистью взгляд. Она улыбнулась, хотя внутри у нее все сжалось в комок. Сергей кивком велел ей следовать за ним.
Он привел Юлю в комнату на третьем этаже. После светлых гостиничных номеров, мансарда с темно-бордовыми стенами, зеркальным потолком и тяжелой мебелью казалась мрачным, вычурным склепом. Не спасали даже витражные окна. Большую часть комнаты занимала кровать исполинских размеров. Помимо неё, в одном углу возвышался платяной шкаф из красного дерева, у другой стены ютились два кресла, обитые черной кожей, между которыми втиснулся застекленный бар со столиком на замысловатых ножках.
 — Это наша с тобой спальня! — Сергей толкнул Юлю в спину и закрыл дверь на ключ. — Но если ты продолжишь выкидывать коленца в том же духе, я переоборудую для тебя подвал. Ванная за той дверью.
 Он подошел к столику, где стояли кальян и початая бутылка виски, налил полстакана и выпил. Затем уселся в кресло, указал  на дверь ванной, щелкнул массивной золотой зажигалкой и закурил.
 Юля замерла у кровати и вспомнила их единственную ночь. Закрыв глаза, она будто заново ощутила его потное тело, приторный запах одеколона, слюнявый рот и вездесущие руки. «Чем бы его вырубить?» — Юля обвела глазами комнату, увидела кожаную плетку на крючке у шкафа и, вздрогнув, поспешила в ванную.
 В другое время Юле могла бы понравиться черно-красная мозаика и круглая джакузи с подсветкой на постаменте, но не сейчас. «Спокойно, дорогая, выхода нет только из подводной лодки!» — Юля открыла сумку и вытащила из кошелька деньги и права, быстро сунула их в сапог, а косметичку поставила на раковину. Дверь резко открылась.
      — Дай сумку, — потребовал Сергей.
     — Держи.
 Он смерил ее подозрительным взглядом и вышел. Юля быстро достала из косметички маникюрные ножницы, расстегнула сапог и, сделав в подкладке небольшой разрез, запихнула туда то, что успела вынуть из сумки. Страшно хотелось в ванну: «Но этот маньяк тогда точно ко мне залезет». Юля умылась, собралась с духом и вернулась к Сергею.
 Зеркальце, помада, коробка с леденцами, мелочь из выпотрошенного кошелька — содержимое ее сумки валялось на столе.
      — Где твои документы? — Сергей исподлобья посмотрел на Юлю.
     — Остались в другой сумке, — всплеснула она руками.
 Сергей потряс ее кошельком.
     — Я что тебе, бык театральный? С правами ты никогда не расстаешься и возишь их здесь. Они тоже в другой сумке? — разъярился он.
     — Все мои документы у Роберта, — выкрутилась Юля.
     — Забудь это имя! — заорал Сергей и, вскочив с кровати, тряхнул Юлю словно куклу. — Все, он умер для тебя. Поняла? Я запрещаю даже вспоминать о нем.
 Сергей швырнул ее на кровать, схватил плетку, замахнулся, но в последний момент передумал. Юля села и посмотрела на него как ни в чем не бывало.  Она боролась с желанием разбить об голову Сергея бутылку, стоящую на столике. Но, понимая, что не успеет добежать до нее первой, решила продолжить вести себя со своим похитителем как со старым приятелем. Пока Юлина тактика помогала притупить его агрессию и бдительность, но сейчас Сергей смотрел на нее плотоядно и тяжело дышал.
    — Я мог бы убить тебя, но не сделаю этого пока, — сказал Сергей и снял с себя джемпер. — Сейчас посмотрим, как ты соскучилась по мне. Ведь ты соскучилась, правда?   
 Он криво усмехнулся и расстегнул ремень на штанах.
    — Сережа! Подожди! — Юля выставила вперед ладони. — Мы оба устали. Давай поужинаем в спокойной обстановке. Обсудим все.
Сергей оперся ладонями на постель и не спеша двинулся к ней, поигрывая мускулами. Юля отползала до тех пор, пока не уткнулась в спинку кровати. Сергей неожиданно дернул ее за ноги и навалился всем телом. Юля завертелась, как волчок, под ним, но он одной рукой прижал тонкие запястья к постели, а другой задрал юбку.
— У тебя было что-то с этим парнем? — В безумных глазах горела ярость вкупе с примитивной страстью.
— Я люблю его!
— А он тебя вот так любит? — пальцы Сергея толкнулись между ее бедер.
Юля закричала и слезы брызнули из глаз.
     — Кричи, кричи громче, — прорычал он ей в ухо и схватил за волосы, — это меня заводит.
    Юля извивалась и крыла Сергея проклятьями. Она вцепилась ему ногтями в лицо, но тщетно. Сев сверху, он разорвал на Юле рубашку, белье и, отвесив две тяжелые пощечины, снова повалился на нее. Его руки шарили повсюду, пальцы вновь пытались проникнуть в нее, зубами он впивался в ее шею, грудь. Задыхаясь от боли, стыда и ощущения полной беспомощности, Юля собрала все силы и скинула его с себя. На четвереньках она бросилась к краю кровати, но тут спину ожёг удар хлыста. От боли Юля оцепенела и не могла вздохнуть. Ей показалось, что второй удар изорвал в клочья кожу и мясо, а третий — перебил позвоночник. Перед глазами поплыло и подступила тошнота. Она в немом крике открыла рот и упала на кровать. Сознание ее померкло от боли, и Юля провалилась в небытие.
    Она очнулась и не сразу поняла, почему лежит мокрая. Увидев в потолке свое отражение, вздрогнула и нашла глазами Сергея.
    — Ты обломала меня, — он стоял над ней с пустым стаканом в руке.  — Я хочу, чтобы ты была в сознании, когда я  тебя трахну. Приведи себя в порядок, и кончай ломаться. Уже ничего не выиграешь.
Юля с трудом перекатилась на другой край постели и, шатаясь, пошла в ванную. Она включила воду и разрыдалась.  Впервые за этот ужасный день слезы лавиной хлынули из глаз. Сергей ударил ногой в дверь. Юля испуганно замолкла и умыла лицо. Все тело ныло, она бросила взгляд в зеркало и ужаснулась. Открыв косметичку, достала тональный корректор и попыталась замазать багровый засос на шее. Царапины саднили, спина горела, ужасно тянуло внизу живота, а губы распухли, как у Тины Тернер, и тоже требовали коррекции.
Она кинула разорванную одежду на пол, закуталась в огромное полосатое полотенце и вернулась в комнату. Сергей, уже одетый, курил, сидя на кровати. Он даже не посмотрел в ее сторону, созерцая пятно на ковре. Юля прислонилась к стене, голова все еще кружилась. В комнату постучали. Затушив сигарету, Сергей встал, приоткрыл дверь, и Юля услышала негромкий голос Эдика. Но как она не напрягала слух, ничего не смогла разобрать. Тогда она на цыпочках метнулась к окну, но Сергей тут же окрикнул ее:
— Стой, где стояла, — он забрал у Эдика пакет и захлопнул дверь. — Ты еще не поняла, что шутки кончились?
— И одежда тоже, — усмехнулась она и развела руками.
— В сапогах и полотенце ты и правда выглядишь нелепо. Лови, — он кинул ей пакет. — Одевайся, живо. Поедем в клуб.
Юля скрылась в ванной и натянула на себя короткое розовое платье из спандекса, которое Эдик, по всей видимости, купил на ближайшем вещевом рынке. Нового белья не было, а старое пришло в полную негодность.
— Проститутки восьмидесятых отдыхают, — она вышла из ванной, пылая праведным гневом.
Сергей сидел на краешке подоконника с ее телефоном в руках и жал на кнопки.
 — В тетрис решил поиграть? — упавшим голосом спросила она.
— Как ты своего английского кобелька называешь? 
Юля бросилась на него с кулаками, но он на лету подхватил ее руку, вывернул назад, и через секунду она корчилась от боли на коленях.
— Пусть будет как есть, — издевательским тоном произнес Сергей. — Думаю, так нормально: «Роберт, ты мне противен, прощай».
— Он не поверит.
— Может быть. Но перечитывая это сообщение, мальчонка будет представлять тебя, дорогая. И, поверь, со временем поверит.
— Я убью тебя, — прошептала Юля.
***
Спустившись в гараж, рассчитанный минимум на три машины, Сергей окликнул парней, возившихся под капотом черного джипа.
— Пацаны, откройте подвал.
Один из них отошел к стене, распахнул щиток и что-то нажал там. Потом он плечом толкнул стеллаж с инструментами, и тот откатился в сторону. За ним оказалась еще одна дверь.
— Прошу, дорогая, — Сергей взял Юлю под локоток, и они спустились по ступеням в помещение без окон, которое иначе как каменный мешок язык не поворачивался назвать. Там стояла железная кровать, на ее раме болтались наручники. Прямо из стены торчал водопроводный кран с душевым шлангом, а в полу под ним располагалось отверстие для слива. Жестяное ведро завершало убогую обстановку.
— Зачем ты привел меня сюда? — как Юля не старалась, но голос ее предательски дрожал.
— Если ты не вспомнишь, куда делся мой диск, и еще раз рыпнешься подо мной, то переедешь сюда. Парней видела наверху?
— Да.
— Они сумеют сделать тебя более разговорчивой. Все поняла?
— Да.
— Где мой диск?
— Я отдала его Эдику! — топнула ногой Юля, и, сев на кровать, уткнулась лицом в ладони. «Отсюда я уже вряд ли выберусь».
— А твой Робин Гуд его забрал!
— Я ничего не знаю об этом.
— Проверим. Ну а теперь следующий пункт программы, — Сергей подошел к ней вплотную и расстегнул брюки. Юля открыла глаза, и крик застыл у нее в груди.
— Ты… хочешь изнасиловать меня здесь? — ужаснулась она.
— Изнасилование, моя дорогая, это когда есть как минимум двое мужчин, а сейчас с твоей стороны это будет просто жест доброй воли и изъявление покорности. К тому же мы пока начнем осваивать тебя сверху, — с этими словами Сергей скрутил Юлины волосы в тугой хвост и запрокинул ее голову. — И не вздумай кусаться.
***
Юля поднималась по лестнице как в тумане. К горлу подкатила рвота, и ее вырвало прямо на ступеньки.  Было уже наплевать на ухмыляющиеся рожи парней, когда Сергей вел ее к машине.
— Приберите там, — крикнул он им через плечо и втолкнул Юлю на заднее сидение мерседеса.
За рулем был незнакомый Юле парень. Они выехали за ворота и покатили по лесной дороге. Сергей обнял Юлю за плечи и по-хозяйски запустил руку в ее декольте.
— Слушай, надо загнать машину на яму, мне не нравится этот звук, — обратился он к водителю. Юля перестала прислушиваться к разговору и мысленно пообещала себе переломать те пальцы, что сейчас мяли ее грудь как эспандер и отстрелить… «Не о том я думаю сейчас, — одернула она себя. — Нужно радоваться, что вообще выбралась из подвала. Во-первых, он меня не тронул, если это можно так назвать. Скорее пострадала моя гордость. Во-вторых, если он везет меня в клуб, то шанс сбежать  есть. — Она глянула в окно: — Темень непроглядная, но вкупе с лесом, она мне будет союзником».
— Почти приехали, дорогая, ты там не уснула? За этим поворотом начинаются другие мои владения.
Машина вывернула на освещенную дорогу и, переваливалась на ухабах, поползла вдоль нескончаемого высокого забора. Видимо, именно здесь Сергей затеял масштабную стройку и огородил несколько гектаров земли. Одно ясно – заведение строилось не для посторонних».
***
Дмитрий въехал в Зеленогорск и остановился у небольшой забегаловки.  Роберт с Аликом запарковались за ним и вышли из машины.
     — Братья, есть выход на этот клуб, — Дмитрий подошел к ним, потирая руки. — Туда люди попадают только по рекомендации. Весьма извращенные, к слову, люди. Нужно подождать одного человека, у него есть входная виза. Оказывается, нашим Сергеем уже интересуются некоторые службы. Немного не хватает материала для его ареста, и похищение человека просто подарок для них. Можно взять с поличным. Омон все сделает красиво, сейчас уже ведется наблюдение за клубом.
     — Братья, — Роберт положил им руки на плечи, — как мне вас благодарить?
     — Да ладно, она нам тоже не чужая, — Саня достал сигарету и закурил.
     — И это правда, британец. Пойдемте пока съедим чего-нибудь, а то я  ноги протяну, — пробасил Дмитрий и выдернул у Сани сигарету. — А ты бросай курить. Это давно немодно.
     — А далеко клуб? Может рядом где-нибудь обоснуемся? — Роберт посмотрел измученным взглядом на Дмитрия.
    — Рядом, — похлопал тот его по спине, — но светиться там пока не надо. Не беги впереди паровоза.
    — А что, если Сергея с Юлей там нет? — не отставал Роберт.
    — Значит, поедем по всем его норам. А теперь пойдем, — пресек Дмитрий остальные вопросы и направился к кафе.